Место под солнцем для беженцев в городе Бе

Провинциальный западно-швейцарский городок Бе (Bex), кантон Во. Центр приёма и размещения беженцев существует здесь с 1982 года. Многие бывшие беженцы из этого центра остались здесь и смогли обрести новую родину. Keystone

Этот сонный городок на франкоязычном западе Швейцарии вовсе не оказался «слишком мал для нас двоих», тут нашлось место всем, в том числе и беженцам. Многие из них осели здесь, в городе, известном разве что своими соляными копями. Приехав сюда, вы сразу же, в центре города, увидите африканский магазин, а на окрестных улицах — представителей самых разных стран мира.

Джулия Кроуфорд (Julia Crawford)

Центр приёма и размещения беженцев здесь появился еще в 1982 году, и не в последнюю очередь именно поэтому на данный момент доля иностранцев достигает здесь 33%, что значительно выше среднего показателя по стране. «Я не имею ничего против беженцев, но у нас очень маленький город, и, когда другие города побережья Женевского озера отказались их принимать, на наши плечи легло множество проблем. Иногда выходишь на улицу, и у тебя создаётся полное ощущение, что ты и не в Швейцарии вовсе», — говорит пожилая жительница Бе, которая провела в этом городе всю свою жизнь, а теперь предпочитает не называть своего имени. 

Удобнее всего сюда попасть поездом из Лозанны. Маршрут идёт вверх, в горы, сверкающая на солнце гладь Женевского озера остается у вас позади, а перед вами возвышаются горы, образующие долину реки Рона. Сам городок окружён горами со всех сторон, в нём есть промышленная зона, несколько компаний из сферы услуг, дюжина магазинов и ресторанов в центре города. 


Бе не то чтобы просто магнит для туристов, но определённым туристическим потенциалом он, безусловно, обладает - благодаря прекрасным пейзажам и знаменитым соляным копям. Однако если откровенно, то в районе вокруг железнодорожного вокзала многие здания давно уже напрашиваются на капитальный ремонт. По дороге к центру города, архитектурной доминантой которого являются несколько весьма живописных зданий, я встречаю группу школьников с самым разным цветом кожи и самого разного происхождения. Искренне, по-дружески болтая друг с другом, они, как видно, без труда находят общий язык.

Непростое прошлое

Еще совсем недавно, лет десять назад, отношения между различными этническими общинами в Бе были очень напряжёнными. Секретарь местной городской администрации Ален Мишель (Alain Michel) хорошо помнит то время. «Главным бичом были наркодилеры», — говорит он. «Местным жителям не нравилось, что на улицах нашего города в определённых районах промышляли торговавшие наркотиками африканцы». 

В 2006 году в городе была проведена широкомасштабная полицейская «зачистка» и объёмы наркоторговли упали. А ещё кто-то постоянно рисовал на стенах расистские граффити, что также регулярно приводило к беспорядкам и сложностям. Собственно, сами мигранты из Центра для беженцев объективно никогда не создавали каких-либо особых проблем местным жителям, но все дело в том, что мало кто разбирался в этих тонкостях. Что беженцы из Центра, что наркодилеры - многие из местных особой разницы между ними не видели.

Затем правоконсервативная Швейцарская народная партия (SVP) выступила с инициативой закрыть Центр беженцев. Предложение получило поддержку у населения города, но было отклонено властями кантона. Сейчас «народникам» принадлежит лишь 11 из 60 мест в муниципальном совете города Бе, остальные кресла распределены между левыми, правыми и центристами, из них 13 отданы созданной в 2009 году центристской партии «Avançons» («Вперёд!»), которая заявляет, что хочет «стереть разграничительные линии между правыми и левыми» и «преобразовать город».

Ранние поездки на велосипеде

В итоге проблему наркотиков здесь решили, сделав из печального периода истории города соответствующие выводы. Но спокойствие — это не состояние, это задача, которую нужно решать каждый день заново. По словам Алена Мишеля, в случае резкого повышения объёмов миграции город может выйти из состояния равновесия, и тогда «вероятны сложности в социальном взаимопонимании и в плане интеграции вновь прибывших. И это опять может поставить город перед серьёзными проблемами».

Лукембиса Капела (Lukembisa Kapela). swissinfo.ch


Лукембиса Капела (Lukembisa Kapela), приехавший из страны, которая сейчас называется Демократической Республикой Конго, уже много лет живёт и работает в Бе и довольно успешно влился в местную общину. В 1984 году он сбежал в Швейцарию из Заира, находившегося тогда под властью диктатора Мобуту Сесе Секо, поверив, что Конфедерация — «это прекрасная страна, гостеприимно принимающая беженцев». В итоге он действительно добрался сюда и осел в городе Бе благодаря подвернувшейся здесь возможности найти работу.

Он говорит, что интегрироваться и быть принятым в качестве своего ему помогли тяжёлый труд, ранние поездки на велосипеде на работу, а также игра за местную команду региональной футбольной лиги. Он женился на швейцарке, завёл семью, получил гражданство. Сегодня он говорит, что чувствует себя «в равной степени и конголезцем, и швейцарцем». С его точки зрения отношения между местными жителями и беженцами в городе далеки от идеала.

«Некоторые люди мне так прямо и говорят: мол, ты только посмотри на всех этих [понаехавших]! Но, слава Богу, у нас есть такие, как ты!» Больше всего, по его словам, местных раздражают беженцы, «которые болтаются без дела и не работают». Но многие мигранты, может быть, и хотели бы работать, но работу еще надо найти. При этом конкуренция на рынке труда в Швейцарии очень жесткая. «Сейчас на рынке труда конкурируют и швейцарцы, и мигранты из ЕС, а теперь еще и беженцы. Неудивительно, что обрести своё место под солнцем в этой жизни всем им очень непросто», — говорит Анн-Катрин Рорбах (Anne-Catherine Rohrbach), глава «Группы по поддержке беженцев города Бе» (GAR).

Проблема безработицы

«От безработицы многие мигранты, особенно мужчины, впадают в депрессию, поскольку в их культуре совершенно неприемлема ситуация, когда глава семьи сидит дома и ничего не делает», — говорит Анн-Катрин Рорбах. Сириец Махмуд Мала (Mahmoud Malas) сполна хлебнул и таких, и куда более сложных проблем, но и он говорит, что «сидеть дома — это смерти подобно». Однако сейчас Махмуд вместе со женой уже работает в кондитерской в соседнем городе Монтрё, продавая ближневосточные сладости и выпечку. И он, и его жена Хана Каурди вовсе не по своей воле оказались в Швейцарии. Вот их история.


Успех в поиске работы часто зависит от того, насколько быстро и хорошо ты знаешь местный язык (в кантоне Во — это французский), какой тип вида на жительство имеет данное лицо, а также обладает ли тот или иной беженец профессиональными навыками, востребованными и признаваемыми официально на рынке труда в Швейцарии. Обычно первая проблема — это язык.

«Я помню, как я просто плакала в классе, потому что ничегошеньки не понимала», — вспоминает молодая женщина из Эритреи, чья семья бежала из родной страны, находившейся под властью диктаторского режима, когда ей было всего 15 лет. Она тоже предпочла не называть своё имя. «Но я сказала себе, что обязана выучить французский, чтобы двигаться вперёд». Сейчас она великолепно владеет французским и учится на медсестру.

А вот её отец — по-прежнему безработный, поскольку он все еще очень слабо владеет языком. «Мне кажется, что молодым в этом плане проще, чем представителям старшего поколения. Но, так или иначе, для моего отца это совершенно невыносимая ситуация, поскольку он привык работать всю свою жизнь», — рассказала она порталу swissinfo.ch.

Извлечённые уроки

Кристин Блатти Вийалон (Christine Blatti Villalon), руководитель Миграционного ведомства кантона Во, говорит, что власти кантона очень тщательно изучали негативный опыт, в том числе и опыт города Бе, для того, чтобы сделать выводы и не повторять впредь старых ошибок.

«Примерно 20 лет назад мы создали Координационный совет по налаживанию диалога между местными жителями и пришлыми мигрантами. Он был закрыт некоторое время, но сейчас возобновил активную работу. В совет вошли представители местных властей и члены различных сообществ города Бе, включая представителей церкви, бизнеса, правоохранительных органов, образовательных учреждений и т.д. Нам очень важно, чтобы диалог продолжался».

Как говорит Ален Мишель, конфликтные ситуации могут возникать почти на пустом месте, например, «из-за необычного способа выбивания ковров. И после того, как к нам поступила соответствующая жалоба, мы решили созвать общее собрание жильцов того дома и напомнить каждому (поскольку некоторые швейцарцы тоже шумели по ночам) о правилах поведения в вечернее и ночное время. 

Мы обсуждали эти вопросы с участием переводчика почти час, и эта дискуссия оказалась очень плодотворной. В конце концов у нас создалось ощущение, что люди лучше поняли друг друга. Я вам больше скажу! Они даже запланировали общее мероприятие для всех соседей, чтобы все жители дома смогли узнать друг друга получше».

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей