Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Мода и рынок Швейцарский модный дизайн — нелегкий путь к признанию

Кожа и кружево от Сандро Марцо, на показе «Mode Suisse show» в цюрихском отеле «Lichthof»

(Irene Muenger)

В ноябре 2014 года в Цюрихе почти неделю проходили Швейцарские Дни моды. У этого показа была благородная цель: помочь молодым швейцарским модельерам закрепиться на конкурентном мировом рынке дизайна. Цюрихские Дни моды были организованы в сотрудничестве с порталом «Mode Suisse», созданным, чтобы представить миру все разнообразие современных швейцарских модных идей.

Цюрихские дни модыВнешняя ссылка — лишь одно из многочисленных мероприятий, организуемых на базе платформы «Mode SuisseВнешняя ссылка». Но каким бы ни было такое событие по формату и уровню, среди его участников всегда можно обнаружить дизайнера женской одежды Нирию Фрай (Niria FreyВнешняя ссылка).

Впервые портал swissinfo.ch встретился с ней на весеннем показе 2014-го года, в рамках которого швейцарские модельеры представляли свои осенне-зимние коллекции. Реализуя новые проекты и обдумывая перспективные идеи, Нирия вдохновляется стилем модерн (ар-нуво) рубежа 19-20 веков. Выбирая материалы, она ориентируется на черный цвет, а также кожу и искусственный мех.

Рассмотреть поближе ее творения можно было в одном из шоу-румов (англ. show room — «демонстрационный зал»), расположенном на набережной реки Лиммат в Цюрихе. Для начала Нирия Фрай показывает юбку, выполненную из ламе — специального вида парчи, шитой металлическими нитями. «Если вы хотите произвести нечто подобное в Швейцарии, это обойдется достаточно дорого». Сколько же точно будет стоить модная коллекция из такого материала? Модельер затрудняется с ответом, объясняя, что перед нами всего лишь образец.

Фотогалерея ФотоМОда

Издательство «Condé-Nast» открыло фотоархивы. Теперь можно посмотреть, как менялись за последние сто лет мода и взгляд на нее фотографов.

В настоящее время она работает по отдельным заказам в своем «домашнем» ателье в Цюрихе. Главная проблема, однако, заключается в том, как добыть эти заказы, и вот тут ей приходится быть очень предприимчивой. Чтобы добиться успеха, она должна участвовать в показах мод и в разного рода похожих мероприятиях. В этой связи она считает, что платформа «Mode Suisse» может дополнительно привлечь внимание магазинов и закупщиков к идеям молодых швейцарских дизайнеров и стать хорошим подспорьем в их борьбе за место под солнцем на мировом рынке моды.

Базельский дизайнер Сандро Марцо (Sandro MarzoВнешняя ссылка) не разделяет ее оптимизма. Он родился в Италии, но живет и работает в Швейцарии. По его мнению, «закупщики не слишком любят пересекаться со своими коллегами, а потому они предпочитают напрямую фокусироваться на одной или двух коллекциях».

Стиль его коллекции мужской одежды, выставленной тут же, в нескольких метрах от работ Н. Фрай, отважно балансирует между идейной смелостью и вызывающим эпатажем: попробуйте представить себе священника, который носит смирительную рубашку (так выглядит одна из его моделей)? Сандро Марцо не считает, что «Mode Suisse» является идеальной площадкой для продвижения всего того спектра модных стилей, которыми, вопреки расхожим заблуждениям, столь богата сейчас Швейцария.

С другой стороны он признает, что на этом сайте «можно хотя бы убедиться, что у нас в стране действительно есть хорошие дизайнеры». Интересно, что спустя несколько месяцев после нашей встречи на весеннем показе он был номинирован для участия в модном показе этой платформы под названием «TALKS». В центре показа стояла, в том числе, идея свести вместе дизайнеров и байеров, то есть тех, кто теоретически может заинтересоваться представленными коллекциями, приобрести их и разместить для продажи в бутиках и магазинах модной одежды.

Модный разговор

Эта встреча прошла в финансовом квартале Цюриха, в галерее, смело декорированной восточными коврами и обставленной эклектичными мягкими креслами. Беседы проходили, что называется, в формате «без галстуков», в стильной непринужденной атмосфере. Кто-то даже привел с собой собаку. Здесь можно было встретить и девушку-дизайнера с розовыми волосами, и ее дерзкого вида приятеля-студента, привалившегося к дверям со скучающим видом человека, который все уже на этом свете увидел и пережил.

Справедливая торговля Футболки

PLACEHOLDER

Одежда швейцарской марки «Switcher» производится с соблюдением всех принципов «справедливой торговли» («fair trade»). Правда, и эта почти образцовая бизнес-модель, которую часто называют революционной, имеет свои границы.

Суббота — традиционно день большой стирки. В машину отправляется гора носков, штанов и футболок, на этикетках которых указано, что сделаны они в Бангладеш, Китае или Таиланде.

Увы, но от проблем, бросающих тень на производителей этой одежды, вряд ли избавит даже самый сильный пятновыводитель. По мнению Жеральдин Вире (Géraldine Viret), пресс-секретаря НКО «Бернская декларация» («Déclaration de Berne»), «у потребителя нет почти никаких гарантий, что в ходе производства его любимой футболки надлежащим образом соблюдались права работников».

«Бернская декларация» входит в международную ассоциацию «Кампания за чистую одежду» («Campagne Clean Clothes»), и здесь убеждены, что «большинство предприятий-изготовителей одежды не платят своим работникам достойной зарплаты». Исключение — это как раз швейцарский «Switcher», который называют «образцовым». Портал swissinfo.ch побывал в штаб-квартире этой марки в городе Монте, что в окрестностях Лозанны, дабы разузнать поподробнее, как производятся «чистые» футболки.

Текстильное «11-ое сентября»

Обрушение центра «Рана Плаза» в Дакке 23 февраля 2013 года привело к смерти более 1 200 человек. Здание в восемь этажей, проектировавшееся как пятиэтажное, вмещало в себя целый ряд пошивочных ателье, работавших также и на европейские и американские текстильные фирмы.

Эта трагедия уже была названа «11-ым сентября текстильной отрасли». В любом случае, это был наиболее крупный несчастный случай за всю историю бангладешской текстильной отрасли. Уже прошло девять месяцев, но множество семей погибших рабочих до сих пор дожидаются выплат положенных им компенсаций. Это утверждают в швейцарской общественной организации «Бернская декларация».

«Положительный аспект этой трагедии заключается в том, что все большее число текстильных фабрик этой страны становятся членами „Соглашения о безопасности зданий в Бангладеш“, которое, в частности, предусматривает независимый мониторинг состояния зданий, в которых находятся фабрики и ателье по пошиву одежды», — пояснила Жеральдин Вире.

Соглашение было подписано уже 1 200 брендами. В интервью газете «Tages-Anzeiger» от 22 января 2014 года генеральный секретарь профсоюзного объединения «UNI Global Union» Филипп Дженнингс (Philip Jennings) высказал свою особую озабоченность отказом некоторых предприятий подписать это Соглашение. Среди «отказников» находятся и швейцарские торговые сети «Migros» и «Coop», которые аргументируют свою позицию финансово-коммерческими соображениями.

Конец инфобокса

Избегать вредных веществ

Швейцарская марка одноцветной одежды спортивного стиля «Switcher», которая появилась на рынке в 1981 году, всегда выступала за полную прозрачность своего бизнеса. Отчасти об этом напоминают и принципиально открытые, без перегородок, офисы компании.

Всю бизнес-философию «Switcher» можно свести к нескольким простым тезисам: «Тот, кто хочет работать с нами, должен придерживаться наших принципов. Не важно, где расположена фабрика — в Бангладеш, Турции или Швейцарии. Мы подходим с одинаковыми критериями ко всей производственной цепочке». Это объяснил нам Жиль Дана (Gilles Dana), который уже более 15 лет отвечает в компании за устойчивое развитие.

Хлопок, самую популярную ткань для изготовления одежды, компания получает от сельхозкооперативов, главным образом, из Китая, а также Индии и Турции. Для тех из них, кто занимается биологическим производством хлопка без пестицидов, гарантирована закупочная цена, которая не опускается ниже определенного показателя. Дополнительные стимулирующие выплаты получают местные производители, которые вносят вклад в развитие инфраструктуры (школы, колодцы) населенных пунктов, на территории которых расположены их производства.

Начальные стадии обработка хлопка, от прядения до ткацкого производства, в компании «Switcher» практически полностью автоматизированы. Социальные аспекты на этом этапе не играют особой роли, указывает Жиль Дана. Куда серьезнее здесь вопрос использования различных химических веществ, необходимых для отбелки и покраски ткани, а также для того, чтобы смягчить ее и придать свойства огнестойкости.

«На один килограмм хлопка или синтетических волокон требуется обычно от 500 до 1500 граммов химических веществ», — рассказал нам Петер Вебер (Peter Waeber), руководитель швейцарской фирмы «bluesign», специализирующейся на экологической сертификации в текстильной индустрии. Жиль Дана признает, что полностью отказаться от «химии» очень сложно. Но чтобы уменьшить ее негативное влияние на окружающую среду и здоровье потребителей, «Switcher» придерживается стандартов «Oekotex», исключающих применение наиболее токсичных субстанций.

Для этого компания старается обрабатывать за один раз как можно больше заказов. «Это тот же принцип, что и при стирке белья: заводить стиральную машину, когда она максимально наполнена, а не запускать полный цикл стирки для каждого предмета одежды в отдельности», — подчеркивает Ж. Дана. По его словам, наиболее критическая фаза начинается тогда, когда ткань доставляют в ателье для пошива. Именно там трудится большинство из тех 30 миллионов человек в мире, чьи условия работы признаны по меньшей мере неблагоприятными.

PLACEHOLDER

Делай, как мы

«Бернская декларация» утверждает, что очень часто западные текстильные предприятия не выплачивают своим иностранным работникам минимальной установленной заработной платы, и это — настоящий позор.

Данная общественная организация подсчитала, например, что для того, чтобы жить более или менее нормально, швея в Бангладеш должна сейчас трудиться 52 часа в неделю, шесть дней из семи. Но при этом в текстильной индустрии тем, кто непосредственно производит одежду, почему-то достается наименьший процент от продажной цены готовой вещи.

«В рамках „Кампании за чистую одежду“ мы требуем выплачивать работникам такую зарплату, которая покрывала бы все его базовые потребности, включая расходы на жилье, транспорт, на приобретение медицинских и школьных услуг», — уточнила Жеральдин Вире. И подчеркнула, что все члены фонда «Fair Wear», который занимается сертификацией товаров по наивысшим социальным стандартам, выплачивают сейчас своим рабочим именно такую достойную зарплату.

Компания «Switcher», став первым швейцарским предприятием, вступившим в «Fair Wear», также гарантирует своим рабочим такие деньги, на которые реально можно жить. «Исходя из минимальной оплаты труда, которая в Бангладеш составляет 68 долларов в месяц, швея должна была бы получать у нас от 5 до 7 центов за футболку. Мы же обязуемся платить ей на 3 цента больше», — пояснил Ж. Дана.

Один раз в год между всеми работниками фабрики, в том числе и между теми, кто непосредственно не был занят на производстве одежды для «Switcher», распределяются денежные средства из специального «Фонда солидарности». «Мы выделяем 10 тысяч долларов на 3 500 рабочих. Конечно, это немного, но ведь мы — не очень крупный заказчик. Но если все одежные марки однажды сделают так же, как мы, то это позволит увеличить зарплату работникам у конвейера по меньшей мере вдвое», — уверен Жиль Дана.

Контроль и учет?

Очень часто об инспекциях в ателье и фабриках, проводимых независимыми организациями, становится известно заранее. Нередко это подталкивает владельцев производств к тому, чтобы начать инвестировать средства в охрану труда. Однако и у этой системы есть свои недостатки.

К примеру, в странах, где процветает коррупция, скрыть недостатки или представить поддельные документы о выплате зарплат можно очень легко. «Тем не менее инспектор-профессионал всегда в состоянии обнаружить наиболее серьезные недостатки», — заверил Жиль Дана.

«Бернская декларация» уверена, что параллельно с проверками необходимы и другие меры, такие, как встречи с рабочими вне стен предприятий, дискуссии с профсоюзными объединениями и неправительственными организациями на местах.

Нужно также работать и с популярными брендами, контролируя, насколько принципы справедливой торговли и социальной ответственности учитываются в их торговой политике.

Конец инфобокса

Откуда дровишки?

Вступление в объединение «Fair Wear» ведет также к тому, что фабрики и офисы данного производителя становятся объектом постоянного процесса мониторинга. Инспектора проверяют все, от часов работы и зарплаты до наличия запасных выходов на производстве. «Как и мы сами, все наши поставщики должны согласиться с тем, что отныне они будут «под колпаком», – говорит Ж. Дана.

В 2013 году проверку прошла почти половина из 24 поставщиков компании «Switcher». «Когда мы обнаружили, что одна из таких фирм передала наш заказ субподрядчику, мы немедленно расторгли с ней контракт», – сообщил он, подчеркнув, что одним из важнейших принципов марки является принцип гарантированного места производства продукции.

Поэтому на всех футболках, произведенными фабриками системы «Fair Wear», а число их в 2012 году составило 2,5 миллиона, указан специальный код, который позволяет установить, где, кто и когда их изготовил.

PLACEHOLDER

Пределы возможностей

Однако отслеживать и контролировать этапы производства можно только до определенного предела. В этом признаются все, кто задействован в текстильном секторе. В случае такой одежды, как куртка или бюстгальтер, сшитой из различных составных частей,  добиться полной прозрачности практически невозможно.

По мнению Жиля Дана, модель, к которой прибегла его фирма, может существовать только на небольшом предприятии, которое сотрудничает с ограниченным числом поставщиков. В «Switcher», как и в других компаниях, проделали невероятную работу, признает Петер Вебер из «bluesign».

«Но нельзя забывать, что выращивание, например, хлопка требует много воды и способствует эрозии почвы. Так что на 100 процентов безвредного для экологии производства просто не существует». Кроме того, швейцарская марка использует не только биологический хлопок. Не меньше двух третей всего хлопка выращены традиционным способом, с применением химических удобрений и иных веществ.

Жиль Дана признает, что это делается по экономическим причинам. Тем же самым, что подтолкнули «Switcher» к постепенному переносу производства в Азию и Южную Европу. «Мы должны получать прибыль. Ведь мы остаемся фирмой, мы не благотворительный фонд».

Главный вопрос, который обсуждали модельеры и байеры, касался, на самом деле, вечной проблемы, а именно, как повысить интерес международной публики к модным товарам, сделанным в Швейцарии. Идей у молодых швейцарских дизайнеров было много. Но есть и проблемы. Например, они хотели бы работать только со швейцарским текстилем, но он пока слишком дорог и не продается мелкими партиями, а потому модельеры вынуждены отказываться от него.

Текстильных фабрикантов тоже можно понять, ведь им бы хотелось сделать сразу «план по валу». «Двадцать метров — это тот минимум, который мы можем продать в одни руки, меньше — никак», — говорит Симоне Блези (Simone Blesi). Она представляет компанию «Mitloedi TextildruckВнешняя ссылка», производящую ткани с принтами. «Но, конечно же, в идеале мы бы предпочли продать сразу тысячу метров», — добавляет она. Глаза двоих дизайнеров, стоявших рядом и слышавших ее слова, округляются от удивления.

Похожая позиция у компании «Bischoff TextilВнешняя ссылка», которая производит ткани с вышивкой, причем только на заказ. «Мы внимательно оцениваем, насколько дизайнер серьезен, стоит ли с ним работать и каковы будут его шансы на модном рынке», — объясняет глава фирмы Томас Майер (Thomas Meyer). Но даже при самом благоприятном стечении обстоятельств не каждый дизайнер может получить все, что ему нужно, в самой Швейцарии.

«Нам очень трудно найти здесь подходящий материал для изготовления одежды. Швейцария очень инновационная страна, но не все тут доступно сразу», — сетует специалист по трикотажу из Берна Адриан Ребер (Adrian ReberВнешняя ссылка), который закупает шерсть и кашемир в Италии.

Шить — это сложное дело

Еще одна проблема — найти тех, кто был бы готов заняться пошивом креативных произведений молодых модельеров. «Я бы хотел всё производить на месте, в моей стране, но найти людей, которые могут хорошо шить и готовы посвящать свое время не очень известным брендам, очень сложно. Крупным брендам хорошо, они могут себе позволить перенести производство за границу. У нас таких возможностей нет», — говорит А. Ребер.

Добавляется сюда и другой аспект. Труд в Швейцарии стоит очень дорого, при этом гарантий, что работу начинающего модельера удастся продать, нет никаких. «Я просто не могу себе позволить изготавливать одежду с лейблом „сделано в Швейцарии“, потому что в этом случае мои футболки будут стоить по 400-500 франков за штуку!» — говорит Сандро Марцо. Поэтому он шьет свою одежду в Сербии и Италии, и только поэтому он может сейчас предложить рынку дизайнерскую футболку ценой «всего» 265 франков (более 10 тыс. рублей), что по европейским стандартам все еще слишком дорого.

«Сегодня люди хотят покупать продукты питания, помидоры, например, произведенные „органическим“ способом. Но я надеюсь, что они в еще большей степени заинтересованы в том, чтобы модные вещи производились согласно принципам справедливой торговли», — говорит глава Департамента по связям с общественностью швейцарской текстильной федерации «Swiss TextilesВнешняя ссылка» Мириам Матти Гевилер (Mirjam Matti Gähwiler).

Федерация объединяет порядка 200 швейцарских фирм в сфере текстильной и швейной индустрии. В период с 2000 по 2010 гг. она была инициатором и главным спонсором премии «Swiss Textiles AwardВнешняя ссылка», которая вручалась в форме товаров и услуг, полезных для модельеров, на общую сумму 100 тысяч франков. Сегодня эта награда присуждается за инновационные идеи в области изготовления тканей.

«Мы желаем не просто спонсировать мероприятия, мы хотим стать площадкой для контактов дизайнеров и модельеров с производителями», — говорит Мириам Гевилер. «И мы почти уверены, что среди последних, рано или поздно, найдутся желающие пойти на риск и все-таки начать сотрудничать с новым, пока никому не известным, модельером». Каково этим модельерам пробиваться на мировом рынке — в небольшом видеосюжете. 

Видео Швейцарские модельеры завоевывают глобальный подиум

Как начинающие модельеры из Швейцарии завоевывают себе место на глобальном рынке моды? Об этом в нашем видеосюжете.  

Кто всё это купит?

Риск — это, конечно, благородное дело. Лоранс Антильо (Laurence Antiglio), владелица бутика «VestibuleВнешняя ссылка» в Цюрихе, согласна с этим. Она часто берет на продажу вещи молодых дизайнеров, но при этом не делает им никаких поблажек. «Вы не можете заниматься благотворительностью, потому что мы все ведём бизнес, и он должен приносить прибыль», — говорит Л. Антильо в ответ на вопрос, прочему она не может себе позволить в массовом порядке брать на продажу вещи мало кому известных марок.

То же самое на конференции «TALKS» говорили и представители солидных универмагов, таких, как, например, «ГлобусВнешняя ссылка». У этой крупнейшей в Швейцарии сети магазинов премиального ценового сектора торговых площадей вроде бы хватает, но свободных вешалок для одежды неизвестных дизайнеров нет и здесь. «Я хотел бы сначала понаблюдать за новым модельером несколько лет, прежде, чем начать покупать его вещи», — говорит Клаудио Нардоне (Claudio Nardone), поставщик женской одежды для сети «Глобус».

Понятно, что его слова вызывали у собравшихся дизайнеров не очень веселую реакцию, с учетом того, что, делая первые шаги на рынке, модельер должен инвестировать по меньшей мере от 50 до 80 тысяч франков только на изготовление и рекламу своей коллекции. Но вот слово берет Лела Шеррер (Lela ScherrerВнешняя ссылка). Она сама занимается изготовлением одежды на заказ, а также консультирует молодых бизнесменов в области моды на предмет наилучших деловых и финансовых стратегий развития их непростого бизнеса.

Л. Шеррер приглашает участников конференции перейти в лобби для встречи с инвесторами, которые, теоретически, могли бы помочь начинающим дизайнерам. Желая ободрить приунывших модельеров, она ссылается на существующую в Бельгии, где проживают некоторые наиболее успешные в мире моды таланты, программу помощи начинающим модельерам. «Раскрутка молодого таланта может легко может обойтись сразу в полмиллиона франков», — подтверждает она.

Ты заходи, если что...

Марко Штайнер, представляющий цюрихский бренд «Marc StoneВнешняя ссылка», говорит, что в идеале модельерам необходимы надежные инвесторы, готовые поддерживать их работу в долгосрочной перспективе. «Мне повезло встретить нескольких таких крупных клиентов сразу после того, как я начал работать. А ведь на первое время вам понадобится немало средств», — предупреждает он. У него самого, правда, руки как у царя Мидаса: бутик «Grass» в центре Цюриха, совладельцем которого он является, пользуется заметным успехом и при этом он продает исключительно швейцарские марки.

«Наши клиенты любят швейцарских дизайнеров. Как ни парадоксально, но дорогие вещи продаются даже лучше дешевых», — говорит М. Штайнер. В итоге поставщик «Глобуса» К. Нардоне не стал завершать свое выступление на совсем уже минорной ноте, пригласив собравшихся «приходить к нему», если они вдруг захотят представить свои новые коллекции, учитывая, что сейчас филиал этого универмага в Цюрихе продает не так уж много именно швейцарской модной одежды. «Я получаю больше запросов от зарубежных дизайнеров, чем от швейцарских», — говорит он.

«Только, пожалуйста, не забывайте давать ответ, когда мы к вам обращаемся!» — подал голос дизайнер мужской одежды из Цюриха Юлиан Цигерли (Julian ZigerliВнешняя ссылка), вызвав аплодисменты коллег. Кроме собственного онлайн-магазина у Ю. Цигерли пока нет точек продаж в Швейцарии, и это несмотря на то, что сам великий мэтр итальянской моды Джорджио Армани однажды пригласил его поучаствовать в очередной Неделе моды в Милане.

День подходит к концу, и основатель платформы «Mode Suisse» Анник Эллен (Annick Allen) оценивает эту первую фазу переговоров представителей промышленности и дизайнеров в качестве плодотворной и весьма удачной с точки зрения налаживания взаимной коммуникации. «Я уверена, что из этого многое получится», — говорит она в интервью порталу swissinfo.ch, — «Особенно приятно было видеть, что текстильные компании готовы к диалогу с модельерами. Но, как достаточно верно подметил Юлиан, промышленники еще должны научиться отвечать на электронные письма».


Перевод с английского: Людмила Клот, swissinfo.ch

Neuer Inhalt

Horizontal Line


swissinfo.ch

Тизер

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта