Навигация

Навигация по ссылкам

Субсайт

Основной функционал

СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ «Иностранный легион»: шанс на новую жизнь?

В составе «Иностранного легиона» многие швейцарцы участвовали в алжирской войне. Но потом, на родине, их никто не спрашивал о том, что и как они делали, просто потому, что власти видели в них людей, сражавшихся на «правильной стороне».

В составе «Иностранного легиона» многие швейцарцы участвовали в алжирской войне. Но потом, на родине, их никто не спрашивал о том, что и как они делали, просто потому, что власти видели в них людей, сражавшихся на «правильной стороне».

(AFP)

Тысячи швейцарцев стали в составе французского «Иностранного легиона» участниками войн в Индокитае и Алжире. В фильме Даниэля Кюнци «Это было на войне» ветераны впервые рассказывают об этом широкой публике.

Среди тех, кто иллюстрировал в фильме «C’était la guerre» («Это было на войне») историю французского «Иностранного легиона», можно найти и несколько гениев шоу-бизнеса, например, культовый дуэт комиков в составе Лауреля и Харди (Laurel & Hardy), а также великого Фернанделя. Автор фильма Даниэль Кюнци использовал в качестве видеоряда отрывки из фильмов с их участием, таких, как «Beau Hunks» («В пустыне») или «Un de La Légion» («Один из легиона»).

Присутствие великих комедиантов в фильме, посвященном довольно серьезной теме, придает всей ленте немного ироничный оттенок. И это не случайно. «Я пересмотрел огромное количество фильмов об „Иностранном легионе“, и нигде я не нашел каких-то материалов или фрагментов критической направленности», — говорит Д. Кюнци. Все эти ленты, по его словам, занимаются исключительно воспеванием славной истории «Легиона». Пришлось немного снизить пафос…

Основанный с 1831 году, «Легион» стал ударным передовым отрядом французских вооруженных сил, открытым для профессиональных солдат из зарубежных стран. Многие из них были выходцами из бедных семей, которые надеялись начать с помощью «Легиона» новую, лучшую жизнь. В фильме Д. Кюнци, посвященном судьбам молодых швейцарцев, воевавшим в составе «Легиона» в Индокитае (1946-1954 гг.) и Алжире (1954-1962 гг.), основной акцент делается именно на людях из социально неблагополучных слоев общества.

Иностранный легион

«Иностранный легион» («Légion étrangère») — войсковое подразделение, входящее в состав сухопутных войск Франции. «Иностранный легион» был создан 9 марта 1831 г. королём Луи-Филиппом, и с тех пор эта «армия» участвовала во многих конфликтах, включая Войны в Заливе, в Афганистане и Мали.

Контракт на службу в «Легионе» могут подписать только мужчины в возрасте от 17 до 40 лет. С точки зрения международного права «Легион» является составной частью регулярной французской армии.

«Иностранный легион» был создан на основе нескольких полков-предшественников, частности, полка «Régiment de Hohenlohe» под командованием немецкого князя и французского маршала Людвига Алоиса фон Гогенлоэ-Бартенштайна (Ludwig Aloys von Hohenlohe-Bartenstein), а также «Швейцарского полка» (не путать со швейцарскими гвардейцами Папы Римского).

Первым командиром «Легиона» был швейцарец из кантона Тургау Кристоф Антон Штоффель (Christoph Anton Stoffel). Начиная с 1963 года через службу в «Легионе» прошло около 600 тыс. солдат, по большей части немцы, а также итальянцы, бельгийцы, французы, испанцы и швейцарцы.

В период с 1831 г. всего в «Легионе» прошли службу от 30 до 40 тыс. швейцарских граждан. При этом, начиная с 1927 г., швейцарцам официально запрещено служить в армиях иностранных государств. А с 2000 г. среди военнослужащих «Легиона» растет число выходцев из стран Восточной Европы и Балкан.

После трёх лет службы легионер имеет право запросить французское гражданство, либо получить вид на жительство по окончании первого контракта. Поэтому для многих служба в «Легионе» является способом получения французского (европейского) гражданства, улучшения своих жизненных перспектив. В «Легионе» служил, в частности, министр обороны СССР Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский.

Адское месиво

Почему были выбраны именно эти две войны? «Потому что каждая из них была адским месивом, смерть в котором нашли тысячи человек», — говорит Д. Кюнци. «Разумеется, военнослужащие „Легиона“, в том числе и швейцарцы, активно участвовали и в других вооруженных конфликтах, например, стоит упомянуть так называемый „Суэцкий кризис“ 1956 г. Однако к периоду войн в Индокитае и Алжире число швейцарских граждан в рядах „Легиона“ достигла своего высшего уровня, колеблясь между 7 и 8 тысячами человек».

Д. Кюнци удалось найти шестерых из них и уговорить поведать на камеру о своих переживаниях и воспоминаниях, что они и сделали, порой в высшей степени эмоционально. Многие из них, словно на кушетке у психолога, рассказывали о своем трудном детстве. Недостаток общественного признания и денежные проблемы: вот основные мотивы, которые толкали этих людей записаться в «Легион».

«В кантонах, примыкающих ко французской границе, всегда было достаточно молодых людей без дела, постоянно попадавших в близкую Францию в поисках работы. Полиция, в руках которой они зачастую оказывались, предлагала им выбрать: либо их выдворяют обратно, либо они записываются в «Иностранный легион», — рассказывает Д. Кюнци, не скупясь на критические стрелы в адрес швейцарских властей. «Леди Гельвеция, будучи не в состоянии дать своим детям перспективу, просто выпихивала их за рубеж», — говорит он.

Многие из этих молодых людей в самом деле принимали решение поступить на военную службу в «Легион», более того, руководство французскими вооруженными силами часто напрямую обращалось к Швейцарии за новыми рекрутами, которые и поступали в его распоряжение, например, из числа сидельцев колонии для малолетних преступников «Тессенберг» («Tessenberg») что в кантоне Берн. Д. Кюнци подчеркивает, что в «Тессенберг» молодые люди часто попадали буквально «за колоски», точнее, за пару украденных от голодного отчаяния цыплят.

Режиссер рассказывает, с какими трудностями ему пришлось столкнуться во время съемок в этой колонии. «Долгое время мне просто отказывались дать разрешение на съемку репортажа, необходимого мне для фильма», — рассказывает он. Добиться же доступа к архивам «Легиона», расположенным в городе Обань (Aubagne) на юге Франции, там, где расположен штаб «Легиона», он так и не смог. «Как только я не пытался — ничего не помогло. В швейцарских же федеральных архивах история швейцарской службы в „Иностранном легионе“ отражена очень отрывочно».

«Попробуйте его заставить...»

Таким образом, определить точное число швейцарцев, служивших во французском «Иностранном легионе» начиная с момента его создания в начале 19-го века, очень сложно, если вообще возможно. 7-8 тысяч швейцарцев, ставших в составе «Легиона» участниками французских колониальных войн в Алжире и Индокитае — это только приблизительные оценки, сделанные в фильме Д. Кюнци швейцарским историком из «немецкой» части страны Петером Хубером (Peter Huber).

Известно наверняка, что многие из этих военнослужащих совершали во время упомянутых вооруженных конфликтов и военные преступления, участвуя в пытках и незаконных расстрелах. В фильме некоторые ветераны, пусть и косвенно, намеками, но признают наличие таких неприглядных эпизодов в их военных биографиях. Однако... «Попробуйте-ка заставить такого легионера открыто признать свои проступки... Ничего не выйдет!», — вздыхает режиссер. Глядя с точки зрения современной перспективы, он задает вопрос, почему эти военнослужащие, возвращаясь на родину из Индокитая или Алжира, не проходили проверку в соответствующих «компетентных ведомствах»?

Официального ответа на этот счет у него нет, но у него есть своя теория. «Их никто не тревожил допросами просто потому, что власти Конфедерации видели в них людей, сражавшихся на „правильной стороне“, в лагере стран западной демократии, помогая, в частности, Франции, сдерживать коммунистическую экспансию в Алжире и Индокитае.

И это особенно возмутительно, если посмотреть, что происходило со швейцарцами, возвращавшимися домой после службы в „Свободных французских вооруженных силах“ („Forces françaises libres“, армия французского патриотического антифашистского движения „Свободная Франция“ времён Второй мировой войны — прим. ред.). Их-то швейцарские спецслужбы допрашивали с большим пристрастием».

Поэт и легионер

С тех пор ситуация поменялась кардинально. «Сегодня среди кандидатов на службу в „Легионе“ лидируют опытные профессиональные солдаты — выходцы из стран Восточной Европы, прежде всего из Украины, Хорватии, Сербии», — говорит Д. Кюнци. «Насколько я знаю, сегодня в „Легионе“ служит только один швейцарец родом из кантона Во»

«Кроме того, служба в «Легионе» не является больше каким-то позором, не говоря уже о том, что в разное время там служили весьма знаменитые швейцарцы: военачальник Альберт де Чарнер (Albert de Tscharner, 1875 — 1948), литераторы Мишель Фиала (Michel Viala, 1933 — 2013), Блёз Сандрар (Blaise Cendrars, 1887 — 1961) и Фридрих Глаузер (Friedrich Glauser, 1896 — 1938).

Умерший буквально накануне, в августе 2013 года писатель и драматург Мишель Фиала еще успел принять участие в съемках фильма и рассказать о своем военном опыте на французской службе. Что касается двух других авторов, уже давно умерших, то за них весьма красноречиво говорят их собственные книги. Так, Б. Сандрар рассказывает о службе в «Легионе» в своем автобиографическом романе «La main coupée» («Ампутированная рука», 1946 г.), а Фридрих Глаузер — в романе «Гуррама» («Gourrama», 1935 г.), и к теме этой они подходят куда более серьезно, чем Фернандель.


Перевод с немецкого и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch


Гиперссылки

×