Что стояло за смертью советского дипломата в Швейцарии?

Заместитель управляющего отелем «Аарауэрхоф» обнаружил тело молодого мужчины из СССР 7 апреля 1979 года в ванной комнате 311 номера. Keystone

Гражданин Советского Союза Леонид Панченко 7 апреля 1979 года был найден мертвым в гостиничном номере в городе Аарау. Швейцарская полиция квалифицировала его смерть как самоубийство, Москва же заявила, что имеет место заговор западных спецслужб. Взглянем в прошлое — благодаря недавно открытым для широкой публики данным Швейцарского архива дипломатических документов.

Этот контент был опубликован 05 декабря 2019 года - 13:18
Томас Бюргиссер (Thomas Bürgisser), NZZ

Место преступления - отель Aarauerhof на привокзальной площади Банхофплац в городе Аарау. На двери номера 311 висела табличка «Пожалуйста, не беспокоить». Висела долго, пока горничная не заметила, что ковер в коридоре пропитан натекшей из-под двери водой. На стук в дверь и на телефонные звонки постоялец отеля, делегат от Советского Союза, приехавший на конференцию Международной организации производителей какао и шоколада, не отвечал, а дверь номера была заперта изнутри.

Наконец заместитель директора отеля вскрыл комнату — и обнаружил в заполненной водой ванне труп мужчины с порезами на обеих руках. Повсюду была кровь, а на дне ванны лежало сломанное лезвие бритвы. Для прибывшей на место полиции кантона Аргау все эти обстоятельства ясно указывали: это — самоубийство. После вскрытия труп был передан в посольство СССР, а оттуда переправлен на родину. Вскоре из Москвы последовали неожиданные депеши с обвинениями в том, что на самом деле советский дипломат был убит вражескими агентами, а перед этим подвергся пыткам под воздействием наркотиков-галлюциногенов. 

Советский дипломат, смерть при загадочных обстоятельствах, и все это — в тихом провинциальном городке Аарау, где, как нарочно подгадали, проходит международный шоколадный конгресс... На первый взгляд, выглядит как шпионский экшн, но 40 лет назад именно так и окончилась жизнь 32-летнего Леонида Панченко, который был найден мертвым в своем гостиничном номере в полдень 7 апреля 1979 года. Последовавшие за этим несколько месяцев очень напряженных консультаций между Швейцарией и СССР останутся в истории как очень сложный момент — информацию о нём можно найти в дипломатических архивах Dodis, в которые сегодня можно даже заглянуть онлайн.

Новая судебно-медицинская экспертиза

Следственные органы кантона Ааргау в своем отчете «однозначно» исключили «вмешательство третьей стороны». Но что же могло толкнуть на самоубийство работавшего в Лондоне старшего экономиста в секретариате Международной организации производителей какао и шоколада? Известно, что во время командировки в Швейцарию он почти не выходил из гостиничного номера, активно налегая на запасы мини-бара.

Этот материал выходит в серии публикаций, посвященных самым резонансным и знаковым сюжетам в истории швейцарской дипломатии. Публикация подготовлена в сотрудничестве со «Швейцарским архивом дипломатических документов» (Dodis). Архив Dodis входит в состав «Швейцарской академии гуманитарных и социальных наук» (Schweizerischen Akademie der Geistes- und Sozialwissenschaften), будучи независимым Центром, осуществляющим академические исследования в области истории внешней политики и международных отношений страны с момента основания в 1848 году современной федеративной Швейцарии. Dodis


Основная версия гласит, что по прилёте в аэропорт Клотен в Цюрихе 1 апреля Леонид Панченко потерял свой дипломатический паспорт. Возможно, полагала полиция, он был настолько «потрясен этим», что «держался подальше от запланированного Конгресса и из-за чрезмерного потребления алкоголя впал в истерику, которая привела к временному помутнению рассудка и к самоубийству». Более вероятного мотива ухода из жизни 32-летнего отца семейства криминалисты просто не нашли.

В конце июля Министерство иностранных дел в Берне получило ноту из Москвы в «абсолютно неслыханном тоне». Советские судмедэксперты, которым было поручено провести новое вскрытие тела, отвергли отчет, сделанный в Аргау, как «совершенно неубедительный». Советская сторона откровенно обвинила швейцарские власти в сокрытии фактических обстоятельств смерти и в преступлении против «международного права, морали и гуманности».

Суровые обвинения поддержала в своей подробной статье газета «Известия». Ее автор вновь обвинил швейцарцев в серьезных процедурных ошибках и некорректной информационной политике. Советские патологоанатомы, пишет «Известия», обнаружили в теле «значительное содержание ЛСД». Вполне вероятно, что западные службы хотели надавить на Панченко под воздействием наркотика и по ошибке совершили «передоз», а может быть, вообще «это было преднамеренным убийством».

Швейцария была соучастницей?

Позже писать о загадочной смерти взялись и другие СМИ. Особенно пикантным представляется советское предположение о соучастии швейцарской федеральной полиции (Schweizerischen Bundespolizei – Bupo). «Кремль утверждает: швейцарская спецслужба отравила советских дипломатов», — написала швейцарская бульварная газета Blick, делая вывод, что Панченко был разоблачен в качестве двойного агента и убит своими же людьми.

События в Швейцарии получили широкий международный резонанс: в город Аарау приехала телекомпания BBC и сняла достаточно длинный репортаж, в котором выражала сомнения в правдоподобности версии о самоубийстве. Тем не менее Федеральный совет (правительство) решил поддержать власти кантона Ааргау и дал короткий ответ, отвергая советскую ноту. При этом в одном из документов «для служебного пользования» Министерство юстиции и полиции Швейцарии признало, что «пропажа из дела копии полицейского отчета, который точно был подшит в досье в двух экземплярах, с последовательно пронумерованными страницами, явно указывает на какие-то непорядки в Bupo».

Впрочем, исходя только из одних швейцарских документов и сегодня в дело Панченко нельзя внести окончательной ясности. Зато давление с советской стороны можно интерпретировать в контексте различных дел конца 1970-х годов, связанных с разведкой и шпионажем. Так, в 1977 году суд приговорил Жана-Луи Жанмера (Jean-Louis Jeanmaire), бригадного генерала и главу швейцарских сил противовоздушной обороны, к 18 годам тюрьмы за предательство родины. Этот «предатель века» слишком тесно дружил с советским военным атташе в Берне. В Москве же в этом видели кампанию лжи, инициированную «кликой врагов Советского Союза», категорически отрицая свою причастность к чему бы то ни было.

Болезненным ударом для советской разведывательной службы стало бегство в 1978 году из Женевы в Великобританию работавшего там сотрудника советской разведывательной службы Владимира Резуна. Снискавший затем известность в качестве историка и писателя Виктора Суворова, перебежчик разоблачил немало бывших коллег из европейского отделения ООН в Женеве (хотя сам В. Резун/Суворов утверждает, что не сдал никого, — прим. ред). Наконец, незадолго до смерти Панченко Швейцария отказала одному советскому дипломату в аккредитации в Берне. Он уже прежде, в Бельгии, был «опознан» как человек КГБ.


Целенаправленная дезинформация

Логично предположить, что СССР станет использовать загадочные обстоятельства смерти Панченко для того, чтобы при помощи развертывания дезинформационной кампании взять реванш и заставить обороняться Швейцарию и особенно Bupo. Доказательств своим порой довольно безумным обвинениям советская сторона так и не предоставила, но зато она требовала у следственных органов Швейцарии дальнейших, еще более подробных документов по делу Панченко. 

В декабре 1979 года Москва вновь потребовала на высоком уровне возобновления следствия. В «Известиях» снова появилась «оскорбительная статья», к которой были присовокуплены «письма в редакцию». В них «негодующие читатели» требовали «справедливого наказания за совершенное злодеяние». Но, когда Берн наконец прислал дополнительные документы, советская критика внезапно умолкла. Другие сферы взаимоотношений Швейцарии с СССР не были затронуты этим скандалом. 

Так, в рамках советско-швейцарской Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству продолжал делаться бизнес, а в Москве сохраняли активную заинтересованность в официальном визите Пьера Обера (Pierre Aubert, 1927-2016), министра иностранных дел Швейцарии. Правда, в итоге поездка министра, запланированная на апрель 1980 года, была отменена. Но — не из-за мертвого Панченко, а в знак протеста против советского вторжения в Афганистан.

Статья была впервые опубликована в газете Neue Zürcher Zeitung, ее автор, историк Томас Бургиссер, работает в Исследовательском центре при Швейцарском архиве дипломатических документов (Forschungsstelle Diplomatische Dokumente der Schweiz (Dodis). Документы на немецком языке доступны онлайн

​​​​​​

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей