История и Религия

500 лет Реформации в Швейцарии

Истоки протестантизма принято искать прежде всего в Германии и связывать с именем Лютера. При этом Швейцария сыграла по меньшей мере столь же важную роль в возникновении этого феномена в истории мировой религии. Цюрих и Цвингли, Женева и Кальвин  Швейцарию вполне можно считать второй колыбелью протестантизма.

Этот контент был опубликован 16 июля 2020 года - 18:27
Corinna Staffe (иллюстрация)

Оригинальная русскоязычная версия: Игорь Петров

Основные торжественные мероприятия, приуроченные к 500-летию Реформации, прошли как в Швейцарии, так и в других странах в 2017 году. Эта дата стала напоминанием о том, как Мартин Лютер 31 октября 1517 года обнародовал свои знаменитые тезисы в Германии, намереваясь просто начать процесс церковной реформы. Возникла же целая новая конфессия. 

Реформационное движение в Швейцарии началось несколько позже, тем не менее, Конфедерация решила не отставать и отметить эту важную дату месте со всем миром. Центральной фигурой швейцарской Реформации стал Ульрих Цвингли (Huldrych Zwingli). Уроженец Санкт-Галлена он приехал в Цюрих в 1519 году. Своими необычными и прямо-таки революционными проповедями он всего за несколько лет полностью обновил городскую церковную институцию. 

Католическая обрядность в Цюрихе была официально отменена уже в 1525 году. Но вот что любопытство: Реформация, оказавшая огромное влияние на социально-политический и религиозный ландшафт Швейцарии, началась... обыкновенной колбасы.

После 1525 года судьба Реформации в Швейцарии во многом зависела от позиции Берна, который, имея в своем распоряжении самую обширную территорию, мог решающим образом повлиять на расстановку сил. Находясь под сильным давлением католических земель «внутренней Швейцарии» и не решаясь переломить склонность населения к старой вере, Берн долгое время оттягивал проведение Реформации. Прорыв наступил только в 1528 году.

Однако Швейцария не была бы сама собой, если бы Реформация здесь совершалась только по Цюрихскому канону. Еще одним бастионом и оплотом протестантизма стала Женева. Французский юрист Жан Кальвин переехал в Женеву в 1536 году. За год до этого он опубликовал в Базеле, который был тогда передовым городом в плане развития книгопечатания, один из самых влиятельных богословских текстов Реформации, трактат «Институты христианской религии» (Institutio Christianae Religionis). За несколько лет его усилиями Женева стала «протестантским Римом».

Старой католической веры твердо придерживались три изначальных кантона Внутренней Швейцарии — Ури, Швиц, Нидвальден, а также кантоны Фрибур, Золотурн и Вале. Они решительно отказались вводить у себя церковные новшества.

Причинами тому стали более «демократические» режимы этих земель, в рамках которых власть знати и без того была не особенно сильной, а также традиции солдатского наёмничества, отказ реформированных кантонов от которого воспринимался католическими кантонами как предательский отказ от части собственной свободы. 

Интересно, что «церковный раскол» не привел к политическому расколу «Конфедерации». Вопросы конфессиональной принадлежности находились в компетенции кантонов, что вело, правда, к политическим расколам местного характера, как это имело место в 1597 году, когда кантон Аппенцелль раскололся на два более мелких кантона католического (Аппенцель-Внутренний) и протестантского (Аппенцель-Внешний) вероисповедания. 

Однако в целом именно весьма «свободный» характер союза швейцарских кантонов и предопределил его сохранение. Будь этот союз более «централистическим» по своей структуре, его политическое будущее наверняка выглядело бы совсем иначе. С другой стороны, «религиозный раскол» еще более ослабил способность Конфедерации принимать эффективные внешнеполитические решения.

Внутри самого протестантизма также позже произошел раскол, в частности, учения Лютера и Цвингли не совпадали в вопросе «причастия» (Abendmahlstreit), что привело к превращению Рейна из политической границы между швейцарскими кантонами и немецкими княжествами еще и в религиозно-политическую и лингвистическую границу. 

В целом же церковные реформаторы Цюриха и Женевы придали новой религии мощный импульс, так что протестантизм в том виде, в котором мы его знаем сегодня, сложился под сильным влиянием событий истории Конфедерации 16-го века. В 1566 году цвинглианцы и кальвинисты образовали совместный фронт вокруг важнейшего для швейцарской реформации документа, вошедшего в историю под названием Confessio Helvetica Posterior, что окончательно закрепило за Швейцарией роль второго главного полюса Реформации и положение альтернативы лютеранству.

К 1566 году этот документ превратился в «основополагающий и направляющий» свод положений всей швейцарской Реформации. Его значение распространялось далеко за пределы Швейцарии, и было известно в Венгрии, Польше, Шотландии. Так или иначе, создание общепротестантского фронта означало окончание своего рода эпохи толерантности. Швейцария перестала предоставлять убежище европейским еретикам, в частности социнианам и антитринитариям. Преследованием подвергалось и уже упоминавшееся швейцарское сектантское движение Täuferbewegung (дословно — «движение баптистов / крестителей»).

К фронту Confessio Helvetica Posterior в итоге присоединились все реформированные кантоны и зависимые (zugewandte) территории. Окончательно же единство реформированной веры было, при активной поддержке швейцарских теологов, утверждено только в 1618-1619 гг. на так называемом «синоде в Дордрехте», или Synode von Dordrecht). С тех пор основами «истинной веры» стали такие документы, как Confessio, «Дордрехтские каноны», а также кантональные катехизисы.

Реформированные «конфедераты» поддерживали тесные связи с европейскими протестантами, сумевшими пробиться к рычагам государственной власти, а именно, с Нидерландской республикой, с некоторыми западногерманскими княжествами, с ганзейским городом Бремен, а также с Шотландией. 

Для французских гугенотов (считается, что это понятие происходит от искаженного немецкого слова Eidgenosse — «швейцарец»), английских пресвитериан, для реформированных меньшинств турецкой Венгрии и Пьемонта протестантские кантоны и земли Швейцарии продолжали оставаться надежной идеологической и финансовой опорой, а также, в случае необходимости, и убежищем.

Сегодня, однако, протестантизм во многом утратил и продолжает утрачивать свои позиции в Швейцарии. А вот католицизм, напротив, смог укрепиться, в том числе благодаря иммиграции из таких католических стран, как Португалия, а также из стран Латинской Америки. В протестантских, да и в католических церквах, скамьи все чаще остаются пустыми, так что выражение «глас вопиющего в пустыне» неожиданно получило в стране новое содержание.

Поделиться этой историей