Navigation

Грязным деньгам не нужна швейцарская банковская тайна

Что могут и должны сделать банки в области противодействия отмыванию / легализации преступных и коррупционных капиталов? Keystone / Rehan Khan

Швейцария добилась очевидного прогресса в области борьбы с отмыванием грязных денег. Но нет предела совершенству! 

Этот контент был опубликован 05 октября 2020 года - 07:00
swissinfo.ch

Русскоязычную версию материала подготовил Игорь Петров. 

Правоохранительные органы как в Швейцарии, так и за рубежом активно расследуют сейчас деятельность швейцарских банковских институтов в привязке к целому ряду предполагаемых криминальных сюжетов, связанных с отмыванием денег и уклонением от уплаты налогов клиентов из России, Западной Европы, Южной Америки, Азии, Ближнего Востока и Африки (подробности в интерактивном инфобоксе ниже, на него можно щелкнуть, развернуть и получить дополнительную информацию).

Информация, переданная недавно в распоряжение Financial Crimes Enforcement NetworkВнешняя ссылка, Агентства по борьбе с финансовыми преступлениями в составе Министерства финансов США (занимается борьбой с отмыванием денег, финансированием терроризма и финансовыми преступлениями), говорит о том, что швейцарские банки могут быть задействованы по всему миру в перекачке миллиардов сомнительных долларов. Насколько эта информация реальна и адекватна?

Громкие сюжеты, связанные с отмыванием денег в Швейцарии

Швейцарская пресса сообщала в 2019 году о том, что швейцарские банки, в том числе цюрихский Газпромбанк, годами могли отмывать деньги из России на основе фальшивых договоров о поставках.

Например, в Газпромбанк на счет подставного лица Путина, пишут газеты, могло поступить по меньшей мере 37 млн долларов США (подробности здесь по ссылке).

Швейцарский финансовый регулятор FINMA ввел санкции против финансового института Bank Syz в связи с несоблюдением норм и правил, действующих в Швейцарии в области противодействия отмыванию / легализации сомнительных активов.

Ранее в 2020 года году FINMA признала банк Julius Bär виновным в «серьезном нарушении законодательства, регулирующего порядок функционирования финансовых рынков» в рамках сотрудничества банка с венесуэльской государственной нефтяной компанией PDVSA.

Банк также должен будет, скорее всего, выплатить штраф в десятки миллионов долларов за свою роль в коррупционном сюжете, связанным с FIFA.

Частный банк Falcon был вынужден закрыться в Швейцарии после того, как стала известна его роль в скандале вокруг малазийского суверенного фонда 1MDB. Швейцарские банки также были замешаны в делах, связанных с отмыванием денег, полученных в виде взяток, в рамках скандала вокруг компаний Petrobras и Odebracht.

Недавно Бельгия обвинила банк Credit Suisse в том, что он якобы помогал почти трем тысячам клиентов уклоняться от уплаты налогов. Банк UBS сейчас находится на стадии обжалования решения французского суда, наложившего на банк штраф в размере 3,7 млрд евро за «уклонение от уплаты налогов».

End of insertion

По крайней мере, Ассоциация швейцарских банкиров (Schweizerische BankiervereinigungВнешняя ссылка) придерживается иного мнения. В своем недавнем заявлении она подчеркивает, что «для швейцарских банков очевидно, что швейцарский глобальный финансовый центр, свободный от подозрений в незаконной деятельности, является ключом к его мировой конкурентоспособности. Швейцария и ее банки не заинтересованы в криминальных деньгах».

В целом очевидно, что одну Швейцарию нельзя винить во всех грязных деньгах, циркулирующих по миру. В информации, находящейся в распоряжении Financial Crimes Enforcement Network, также перечислены такие отнюдь не швейцарские банки, как HSBC, Deutsche Bank, Barclays, JP Morgan, Standard Chartered, Arab Bank и другие. И, разумеется, не каждый клиент, вкладывающий деньги в Швейцарию, является коррумпированным полковником полиции из России или диктатором из Африки.

Перестав недавно рассматривать с юридической точки зрения «уклонение от уплаты налогов» и «налоговое мошенничество» в качестве разных правонарушений, а также подписав договоры с фискальными органами целого ряда зарубежных стран об автоматическом обмене налоговой и банковской информацией про вкладам и депозитам нерезидентов, Швейцария сделала и продолжает делать все возможное для борьбы с финансовой преступностью.

Кроме того, как финансовый регулятор FINMA, так и федеральная прокуратура Швейцарии предпринимают сейчас активные усилия в отношении целого ряда сюжетов, связанных с отмыванием. Активизировались и сами банки: количество добровольных сообщений о подозрительных финансовых операциях в адрес швейцарских надзорных и правоохранительных органов, достигло показателей, немыслимых еще десятилетие назад.

«Только минимальные стандарты»

Это хорошо, но недостаточно! Так утверждают, по крайней мере, многие критики швейцарского банковского сектора. В самом деле, Швейцария до сих пор является крупнейшим оффшорным центром, предоставляющим услуги по управлению частными состояниями. По управлением швейцарских финансовых институтов находятся 27% всех глобальных активов на сумму в 2,3 трлн швейцарских франков (по данным на конец 2018 года).

А между тем в июне 2020 года в отставку с должности главы швейцарского Ведомства по борьбе с отмыванием денег (Geldwäscherei-Meldestelle MROSВнешняя ссылка) внезапно ушел Даниэль Телесклаф (Daniel Thelesklaf). «Мои представления о том, какой стратегии следует придерживаться в этой области, более не разделяются и не поддерживаются (руководством)», — заявил он недавно, не скрывая своего разочарования, в интервью цюрихской газете «Тагес-Анцайгер».

По его словам, «согласно международным стандартам, любое подразделение финансовой разведки должно быть автономным и оперативно независимым. Поэтому если MROS хочет быть именно такой структурой, то тогда необходимо предоставить ей гарантии того, что вся релевантная информация будет поступать только в ее распоряжение, а не еще и в распоряжение каких-то третьих лиц».

Кэти Марет (Cathy Maret), директор департамента информации и связей с общественностью швейцарского федерального ведомства полиции Федпол, придерживается иного мнения. «Оперативная независимость MROS полностью гарантирована, все сообщения о подозрительных финансовых трансакциях и все другие оперативные данные пересылаются через специально выделенный независимый сервер». Однако она подтверждает, разногласия по поводу оперативного подчинения MROS действительно были.

Очевидно, Даниэль Телесклаф исходил из того, что этот орган вообще никак не будет подчиняться Федполу, работая в качестве независимого и автономного органа по примеру Федеральной прокуратуры. Руководство же Федпол не разделяет эту точку зрения: «Закон о противодействии отмыванию / легализации денег и финансированию терроризма» (Geldwäschereigesetz) предусматривает нахождение MROS в оперативном подчинении у Fedpol».

Однако дело тут заключалось не только в обычном перетягивании бюрократического каната. «Когда речь заходит об отмывании денег, то Швейцария, реагируя, видимо, на давление из-за рубежа, применяет только абсолютно минимальные обязательные стандарты. Эффективная борьба с отмыванием денег имеет лишь второстепенное значение. И я пришел в итоге к выводу, что тут ничего уже не поделаешь».

Медленный прогресс

Мартин Хилти (Martin Hilti), генеральный директор НКО Transparency International Switzerland, заявил недавно швейцарскому общественному радио SRF, что Швейцария в качестве мирового финансового центра, даже несмотря на свое глобальное значение, занимает лишь среднюю позицию в рейтинге усилий, предпринимаемых странами мира в области борьбы с отмыванием денег и ухода от уплаты налогов.

Его основные претензии обращены в адрес швейцарского парламента, который хотя и делает все возможное, чтобы ускорить внесение предложенных изменений в законодательство, регулирующее противодействие отмыванию и заставляющее банки более ответственно относиться к подозрительным клиентам и финансовым трансакциям, но делает это недостаточно быстро.

Так, парламентарии до сих пор не решили вопрос контроля за денежными выплатами, осуществляемыми в обмен на драгоценные металлы и камни. Соответствующие предложения министерства финансов Швейцарии не нашли пока отклика у депутатов. «Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег» (Financial Action Task Force / ФАТФ), являющаяся глобальным мониторинговым и надзорным органом в области борьбы с отмыванием средств и финансированием терроризма, согласна с оценками М. Хилти.

В 2016 году Группа признала, что в борьбе с отмыванием денег Швейцарией достигнут значительный прогресс. Однако и тут есть пока нерешенные проблемные области, например, речь идет о практике привлечения швейцарских юристов к созданию офшорных подставных компаний. Промежуточный аудит, проведенный ФАТФ в январе 2020 года, показал, что такого рода проблемы так пока и остались нерешенными. «Достигнув многого, Швейцария отнюдь не достигла предела возможного», — указывают эксперты ФАТФ.

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.