Россия и Швейцария в эпоху двух революций

Анонсы выставки можно увидеть в эти дни везде на улицах Цюриха. swissinfo.ch

В швейцарском «Национальном музее» («Landesmuseum») в Цюрихе сегодня начала работать экспозиция «1917 год: революция, Россия и Швейцария» («1917: Revolution, Russland und die Schweiz»). Выставку можно будет посетить до 25 июня 2017 года. В центре цюрихской экспозиции, ставшей результатом тесного сотрудничества швейцарских, российских и немецких историков и музейщиков, находится история отношений России и Конфедерации в эпоху двух российских революций.

Этот контент был опубликован 23 февраля 2017 года - 17:26

Тематическая экспозиция на важную историческую тему — это всегда огромный труд и серьезные интеллектуальные ресурсы, инвестированные в попытку наглядно и при этом «объективно» осветить тот или иной вопрос, оставивший заметный след в мировой истории. Особенно трудной становится эта задача в случае, если в основе музейного проекта положено международное сотрудничество. То, что февральская и октябрьская революции оставили неизгладимый след на истории человечества, является аксиомой. 

Для России, Европы и мира она стала важнейшей цезурой, сравнимой по значимости с английской, французской и американской революциями. Швейцария оставалась в стороне от политических потрясений и войн 20-го века. Тем не менее, выставка, следуя некогда популярному жанру сравнительного жизнеописания, позволяет параллельно проследить судьбы Швейцарии и России, наметив интересные события и темы, объединяющие их, увидев, при этом, и особенности, разводящие эти две страны в диаметрально противоположные стороны.

Амбивалентная революция

Что бросается в глаза прежде всего — попытка интерпретировать революцию в качестве некоего авангардистского проекта, как форму освобождения креативного потенциала. В начале 20-го века и Швейцария, и Россия, в самом деле, переживали культурный взлет: в Конфедерации возник дадаизм, в России на передний план все активнее выходило искусство модерна, авангарда. Предполагалось, что энергию творчества стоит только реализовать в политическом измерении — и человечеству будет явлен новый, более справедливый, почти идеальный мир.

И в этом видится самая сильная сторона прекрасно, кстати, организованной выставки, которая сумела заметить существовавший в начале 20-го века запрос на разумное, даже технократическое преобразование, мира и провести линию преемственности от культурной революции к революции политической. Еще одна сильная сторона концепции выставки — четкое указание на парадоксальный и амбивалентный характер русской революции, начавшейся как проект в высшей степени модернистский, а завершившийся, как аккуратно указано в каталоге, «великим сталинским поворотом» («grosse stalinistische Wende»), а точнее — террором, мрачной архаизацией и стилистическим опрощением всех сторон жизни общества.

И вот в этом видится определенная слабость выставки. Модернистский посыл революции подчеркнут очень ярко. В самом начале экспозиции посетителя встречают действительно редко выставляющиеся шедевры российского авангарда. Изнанка же революции — террор, а главное, процесс систематического монтажа системы принудительного труда (ГуЛаг), без которой немыслимы были бы знаменитые «пятилетки», остаются важной частью экспозиции, но все-таки помещенной несколько в тени. А ведь революция стала не только прорывом творческой свободы, и но и актом сознательного разгрома этой свободы — вспомним два «философских парохода», на которых в 1922 году по личному указанию В. Ленина из России были высланы более 160-ти представителей интеллигенции, включая многих известных философов и мыслителей. 

Иммунитет против красной идеи

Швейцария на этой выставке представлена в качестве страны убежища для тех, кто в период до 1917 года был вынужден уехать из страны, спасаясь от репрессий (подробнее об этом можно почитать в этом материале). Но куда более интересным является сопоставление революционных событий в России и похожих событий 1918 года в Швейцарии, вошедших в историю в качестве «Генеральной стачки» в Цюрихе, столетие которой, кстати, в Швейцарии будет отмечаться в следующем году.

Начавшись в качестве авангардистского прорыва, революция завершилась всесилием бюрократического и репрессивного аппарата. swissinfo.ch

Для Конфедерации эта стачка обернулась немыслимыми вещами — введением войск, стрельбой на улицах, фактически созданием, в лице так называемого «Ольтенского комитета», альтернативного социалистического правительства. И как раз вот здесь посетитель выставки и должен спросить себя — почему России пришлось пройти через ужасы революции, гражданской войны и террора, и почему Швейцарии удалось избежать такого исторического поворота?

В Швейцарии Ленин даже сумел попасть на первую страницу популярного иллюстрированного журнала. Schweizer Nationalmuseum

Что сделало ее невосприимчивой к коричневым идеям нацизма — об этом мы уже писали. Но что не дало распространиться по Швейцарии красным идеям коммунизма? Наверное, те же самые особенности, и прежде всего народные политические права в формате инструментов прямой демократии. Упрощенно говоря, швейцарский рабочий, в отличие от русского рабочего, мог бороться за свои права не только в качестве пролетария, но еще и в качестве гражданина своей общины, жителя своего родного города или региона.

Авангард и бюрократия

И здесь как раз «сравнительно-жизнеописательный» метод, положенный в основу концепции выставки, показывает весь свой потенциал. Большой удачей, как идейной, так и пространственно-дизайнерской, является оформление зала, выстроенного сужающимся острым углом. В самом узком месте расположена огромная статуя Ленина, а к его ногам как бы сбегается целое стадо письменных столов, демонстрирующих еще одну амбивалентность русской революции.

Начавшись в качестве авангардистского прорыва, она завершилась не только Гулагом, но еще и всесилием бюрократического аппарата, из недр которого и вырос Сталин, один главных из палачей 20-го века. И не случайно, что у самых ног «вождя» расположен стол-стенд, посвященный Голодомору. Очень правильно, что устроители выставки не забыли этот в высшей степени трагический эпизод истории революции.

По достоинству оценивая глубину и разнообразие представленных на экспозиции экспонатов и научно-музейных решений, хотелось бы отметить в заключение две вещи. Первое. Эту выставку обязательно нужно посмотреть, она является основательным и солидным примером швейцарской добросовестности и заметным вкладом в историю революции. Второе. Организуя такие выставки, наверное, не следует ограничиваться музеями столиц, в частности, Москвы и Санкт-Петербурга.

В российских регионах тоже существует немало замечательных музеев, например, «Музей памяти жертв политических репрессий» в Магадане, который хорошо демонстрирует то, к чему в итоге приводит насилие в политике. Тот, кто посетил однажды этот музей (а автор этого материала был там), не сможет уже забыть его никогда. Швейцарской публике тоже было бы неплохо однажды просто постоять рядом с вышками надзирателей, чтобы еще раз убедиться в том, что характерная для этой страны кропотливая и «нудная» политическая работа в долговременной перспективе оказывается самой прочной страховкой от исторических трагедий.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей