Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Уроки Истории К 170-летию гражданской войны в Швейцарии. Часть II.

штаб

Штаб войск либеральных кантонов во время войны 1847 года. Источник: Emil Spiess: Illustrierte Geschichte der Schweiz, Bd. 3. Zürich 1961. 

(swissinfo.ch)

Почти во всех учебниках швейцарской истории мы прочтем, что «Война против Сепаратистского союза» («Sonderbundskrieg»), известная также в качестве гражданской войны в Швейцарии, проходила с 3 по 29 ноября 1847 года, уложившись меньше чем в один месяц. Поводом к этому конфликту стал религиозный вопрос, его основным результатом — современная Конфедерация, причины же войны лежат куда глубже. Более того, мы рискнем предположить, что гражданская война в Швейцарии длилась по меньшей мере 20 лет, а то и все 120, если смотреть более широко. Читайте вторую и заключительную часть нашего большого исторического материала.

Во второй половине 30-х гг. 19-го века казалось, что демократический консерватизм окончательно восторжествовал во всех сферах общественной жизни. Либералам нужно было найти яркую тему, с помощью которой можно было бы переломить ситуацию и привлечь на свою сторону симпатии широких слоев населения. И такая тема — вопрос появления в Швейцарии ордена иезуитов — была найдена. Образованные и хорошо организованные иезуиты, специализируясь на образовании и воспитании молодежи, фактически играли роль влиятельных европейских модернизаторов. Либералы, тем не менее, развернули по «иезуитскому вопросу» интенсивную общественную дискуссию.

«Иезуитское пугало»

Папу и иезуитов они рисовали в качестве сторонников самой черной реакции, стремящихся во что бы то ни стало закрыть Швейцарии дорогу в либеральное и национальное будущее. «Рим всегда был самым опасным врагом швейцарской свободы. Если спросить, кто виновен в том, что народы Швейцарии за прошедшие века столь малого добились на поприще основания национального единства и силы, то история указывает — на Рим... Любая попытка политической регенерации в Швейцарии подрывалась Римом, орден же иезуитов, используя свое влияние, ввергает людей в постыдную зависимость от чуждых авторитетов». Иными словами — «итальянка гадит»! Общешвейцарский прото-парламент («Собор» / «Tagsatzung») все сильнее раскалывался на два лагеря: на тех, кто хотел бы выслать всех иезуитов из страны, и на тех, кто выступал за их допуск к системе швейцарского образования.

Складывалась парадоксальная ситуация — будучи превосходными учителями, иезуиты объективно способствовали бы рациональному развитию швейцарских школ, что внесло бы положительный вклад в создание швейцарского национального государства. Однако иррациональная «иезуитская» дискуссия не давала сделать это. С правовой точки зрения «призвание» иезуитов было в принципе делом допустимым. Люцернские же либералы утверждали, что договор кантона с орденом иезуитов о предоставлении теми кантону образовательных услуг, нарушает кантональную конституцию. Со ссылкой на это обстоятельство они начали готовить вооруженное выступление, вербуя одновременно вооруженных добровольцев в других кантонах. Восстание вспыхнуло 8 декабря 1844 года, однако было сразу же подавлено.

Большое число путчистов было арестовано, многие бежали за пределы кантона. Большой совет Люцерна (парламент) принял закон, по которому в будущем вооруженным мятежникам грозила смертная казнь. Люцернских либералов и их сторонников по всей Швейцарии данное обстоятельство не смутило, и они активно готовили новое вооруженное восстание. В конце марта 1845 года начался второй поход («Freischarenzug») на Люцерн. В нем участвовало более 3,5 тыс. человек.

Под руководством бернского адвоката и офицера швейцарского Генерального штаба, будущего члена самого первого состава Федерального совета Швейцарии Ульриха Оксенбайна (Ulrich Ochsenbein, 1811–1890), полковника из кантона Ааргау Августа Эдуарда Ротплетца (August Eduard Rothpletz, 1800 —1849) и люцернского либерал-радикала Якоба Роберта Штайгера (Jakob Robert Steiger, 1801 — 1862) участники похода собрались в городах Хуттвиль (Huttwil) и Цофинген (Zofingen), откуда они, не встречая почти никакого сопротивления, двинулись на Люцерн. Поход продолжался до тех пор, пока не стало известно, что люцернские войска выступили им навстречу и двигаются в сторону города Мальтерс (Malters).

Март 1845 года, второй поход («Freischarenzug») на Люцерн.

(The Illustrated London News (4 December 1845) Title: "Conflict at Lucerne")

Мятежники повернули обратно, однако люцернцы настигли их у Мальтерса, навязали им сражение и выиграли его вчистую. 105 либералов погибло, почти две тысячи были захвачены в плен. Пушки гражданской войны грохотали уже совершенно отчетливо. Выступая затем на сессии общешвейцарского «Собора» Константин Зигварт-Мюллер обвинил либеральные кантоны в том, что они сознательно готовят войну против консервативных демократов-католиков. Он отказался отпустить пленных либералов на волю, и только после того, как Люцерн получил выкуп в размере 350 тыс. швейцарских франков, мятежники из других кантонов были выпущены из заключения. «Свои» же, люцернские, заговорщики получили длительные сроки тюрьмы, а Якоб Роберт Штайгер был даже приговорен к смертной казни. В июне 1845 года ему, правда, удалось сбежать из-под стражи, что вызвало восторг швейцарских либералов и ярость консерваторов.

Положение продолжало обостряться. 20 июля 1845 года Йозеф фон Эберсол, непосредственный инициатор «призвания» иезуитов, был застрелен одним из люцернских либерал-радикалов из числа участников похода на Люцерн. Это событие только укрепило католические кантоны в убеждении, что либерально-реформаторские силы в Швейцарии представляют для них в прямом смысле смертельную угрозу. 11 декабря 1845 года католические кантоны Люцерн, Ури, Швиц, Унтервальден, Цуг, Фрибур и Вале заключили между собой «Пакт о взаимопомощи» и создали «Военный совет». Одновременно они начали налаживать связи с Парижем, Турином и Веной. Содержание «Пакта» хранилось в тайне. Либеральные круги, узнав о его существовании только летом 1846 года, немедленно, со ссылкой на Союзный договор 1815 года, запрещающую создание каких-либо «особых объединений» между кантонами, заклеймили «Пакт» в качестве противозаконного «Сепаратистского союза» («Sonderbund»). На сессии «Собора» они потребовали немедленно распустить его. Данное требование, равно как и предложение выдворить иезуитов из Швейцарии, поначалу не нашло поддержки большинства депутатов «Собора». Однако ситуация в стране, особенно после люцернского «призвания» иезуитов, развивалась в целом в пользу либералов. 

14 февраля 1845 года в кантоне Вале к власти пришло либерал-радикальное правительство под руководством Анри Дрюэ (Henri Druey, 1799-1865), которому тоже предстояло позже стать членом первого состава швейцарского Федерального совета. В начале апреля 1845 года демократические консерваторы Цюриха были вынуждены подать в отставку, уступив место правительству либерал-радикала и тоже будущего первого швейцарского федерального советника Йонаса Фуррера (Jonas Furrer, 1805 — 1861). В октябре 1845 года в Берне победителями выборов в Большой совет (парламент) стали «младо-радикалы» во главе с Якобом Штемпфли (Jakob Stämpfli, 1820 — 1879) и уже знакомым нам Ульрихом Оксенбайном. В октябре 1846 года лидер женевских либералов Джеймс Фази (James / Jean Jacob Fazy, 1794 −1878) призвал к восстанию против консервативно-демократического правительства, умело используя недостаточно жесткую позицию руководства протестантской Женевы по «иезуитскому» вопросу.

История демократии Демократия в Швейцарии стала итогом протестов и мятежей

Откуда взялась демократия в Швейцарии? Историк Рольф Грабер (Rolf Graber) исследует в своей новой книге роль народных протестов и восстаний.

Победа революции в Женеве принесла, наконец, либералам искомое большинство голосов депутатов «Собора». Газеты католических кантонов задавались вопросом о том, как же этим радикалам, безбожие которых столь очевидно, удается постоянно одерживать победы? Не очевидно ли, что им помогают некие тайные темные силы, что масонские ложи Лондона и Парижа постоянно снабжают своих единомышленников в Швейцарии деньгами? В главном органе швейцарских консерваторов, люцернской газете «Staatszeitung der katholischen Schweiz», все эти подозрения были даже опубликованы в качестве непреложного факта. Если так пойдет и дальше, писала она, то вскоре «Собор» полностью окажется под контролем либерал-радикалов, хотя вряд ли такая «лживая и ненадежная» идеология как радикализм сможет, в конечном итоге, сплотить вокруг себя подавляющее большинство населения.

Такой оптимизм был ошибочен. К октябрю 1846 года демократам-консерваторам стало ясно, что либеральные силы не намереваются сворачивать с раз и навсегда избранного пути. В мае 1847 года они выиграли выборы в кантоне Санкт-Галлен. Католикам казалось, что кошмарный сценарий возникновения в рамках «Собора» большинства 12-ти либеральных кантонов становится реальностью. Тем решительнее они поддерживали существование своего «Зондербунда». В 1847 году «Собор» заседал в Берне, глава бернского правительства радикал Ульрих Оксенбайн соответственно возглавил его работу.

Этот факт отнюдь не способствовал усилению веры консерваторов в общешвейцарскую политику, даже несмотря на то, что, возложив на себя реальную политическую и правительственную ответственность, У. Оксенбайн перешел на гораздо более умеренные позиции. Открывая 5 июля 1847 г. очередную сессию «Собора», он произнес речь, в которой постарался как можно более взвешенно обрисовать конфликт между либерально-прогрессивной и католическо-консервативной демократической Швейцарией. Однако дальше ситуация стала развиваться неудержимо. 20 июля «Собор» постановил распустить «Зондербунд».

Было ясно, что католические кантоны так просто не смирятся с этим решением. Потом «Собор» еще добавил масла в огонь, решив 16 августа 1847 года начать обсуждение вопроса пересмотра союзного договора 1815 года. 3 сентября «Собор» обратился к «иезуитскому вопросу» и потребовал от кантонов Люцерн, Швиц, Фрибур и Вале выслать с их территории всех членов этого ордена. Такое сомнительное с правовой точки зрения требование было расценено католическими кантонами не только как вмешательство во внутренние дела суверенных государств, но и как агрессия вообще против демократии и католицизма.

Тайная дипломатия Константина Зигварт-Мюллера

В этой ситуации на передний план вышла незаурядная личность Константина Зигварт-Мюллера (1801-1869). Он был родом из Южной Германии (Шварцвальд), из семьи стеклодува, переселившейся в 18 веке в Люцерн. Его отец также владел стеклодувной мастерской в городе Лодрино (кантон Тичино), однако Константин решил выбрать для себя политико-юридическую карьеру. В 1827 году, пройдя курс юриспруденции в Вюрцбурге и Гейдельберге, он начинает карьеру прокурора в кантоне Ури. В 1832 году он переселился в Люцерн и стал в 1835 году государственным секретарем кантона (руководителем правительственного аппарата). В 1839 году под влиянием конфликта вокруг теолога Давида Фридриха Штрауса он покидает либеральный лагерь и переходит в стан демократов-консерваторов. При поддержке Й. фон Эберсола ему удалось, как мы уже упоминали, обеспечить в 1841 году в Люцерне консервативный поворот. В 1842 году К. Зигварт-Мюллер стал членом правительства Люцерна, в 1843 году он возглавил его.

Константин Зигварт-Мюллер (1801-1869).

(Pierre du Bois, La Guerre du Sonderbund (2002), p. 26)

После образования католического «Зондербунда» К. Зигварт-Мюллер возглавил и его «Военный совет», после чего он по тайным каналам обратился к видному австрийскому вельможе, князю, фельдмаршалу, послу в Санкт-Петербурге и Париже Карлу Филиппу цу Шварценбергу (Karl Philipp zu Schwarzenberg, 1771 —1820) с просьбой возглавить войска «Зондербунда» в случае войны с либеральными кантонами. Тот поначалу согласился, но затем австрийское правительство по тактическим соображениям запретило этот альянс. К. Зигварт-Мюллер был разочарован, однако он продолжил свой внешнеполитический зондаж. 24 июля 1847 года через австрийского посланника в Швейцарии он направил К. Меттерниху (Klemens von Metternich, 1773 — 1859) тайный меморандум. Этот документ хорошо иллюстрирует ход мыслей ведущего швейцарского демократа-консерватора, который считал, что европейские державы обязаны вмешиваться там и тогда, где и когда нарушается равновесие политических сил.

Указывая на историю Реформации в Швейцарии, он подчеркивал, что католические кантоны уже несколько раз «становились объектами агрессии со стороны протестантских кантонов, прежде всего Берна и Цюриха». Поэтому, с учетом печального опыта прошлых веков, он считал необходимым консолидировать католические области Швейцарии, «округлив» их территории за счет того же кантона Берн, некоторые регионы которого были, по его мнению, «принуждены к реформации насильственным образом». В частности, он вынашивал планы приращения территории кантонов Унтервальден и Вале за счет Бернского Нагорья с тем, чтобы Центральная Швейцария, Вале и Фрибур образовывали компактную область проживания католического населения. Кроме того, включением католического Ааргау в состав кантона Люцерн должна была бы быть достигнута стратегическая цель «вколачивания клина между Берном и Цюрихом». Такого рода планами глава «Зондербунда» пытался «соблазнить» Меттерниха на проведение интервенции. Однако уже австрийский посланник, через которого записка К. Зигварт-Мюллера должна была попасть в Вену, был настроен скептически.

Уступив гражданам право легально оппонировать власти либеральные элиты сняли проблему тотального взаимного недоверия народа и власть имущих

Конец цитаты

Прежде чем препроводить ее по адресу, он написал к ней свой комментарий. Посланник соглашался с тем, что теоретически подавить революцию в Швейцарии можно, коль скоро швейцарские либералы отнюдь не имеют за собой большинства швейцарского населения. Однако, с другой стороны, интервенция совершенно ненужным образом выставила бы на передний план именно конфессиональную составляющую конфликта. Тем самым дипломат косвенно указывал на то, что односторонняя поддержка католического лагеря не способствовала бы умиротворению Швейцарии и привела бы к длительной религиозно-конфессиональной войне. Кроме Австрии в поле зрения К. Зигварт-Мюллера находились и католические королевские дворы Франции и Сардинии-Пьемонта. Не питая особых надежд на их прямую помощь, он, по крайней мере, обеспечил себе на случай войны поставки вооружения и боеприпасов из этих стран.

Коронованные главы европейских держав в целом были бы не прочь устроить интервенцию в Швейцарию. Однако они понимали, что тем самым они нанесли бы серьезный удар по либеральной оппозиции у себя дома, спровоцировав ее на оказание помощи жертвам вторжения, а это и в самом деле было чревато большой европейской войной. Ни Австрия, ни Англия, ни Пруссия не приняли официальных решений об участии в антишвейцарской интервенции. В частности, решительным противником вмешательства во внутренние дела Швейцарии был тогдашний глава британского внешнеполитического ведомства Лорд Джон Палмерстон (Henry John Temple, 3rd Viscount of Palmerston, 1784 —1865). Беда К. Зигварт-Мюллера заключалась так же и в том, что он попытался обратиться к потенциалу Священного Альянса тогда, когда он, подвергаясь мощным ударам со стороны европейского национально-либерального движения, фактически уже был на излете своей истории. Наконец, выступая с позиций радикального консерватизма, К. Зигварт-Мюллер отнюдь не отражал мнения большинства католического населения Швейцарии.

«Предохранить Швейцарию от анархии»

В октябре 1847 года готовность к вооруженному противостоянию достигла в Швейцарии критического уровня. Особенно упорно стремились к войне либералы, так как они хотели любой ценой уничтожить «Зондербунд» и воплотить в жизнь мечту о едином швейцарском национальном государстве — либеральном, федеративном, антиклерикальном. События развивались по нарастающей: 24 октября 1847 года либеральное большинство «Собора» избрало женевца Гийома-Анри Дюфура (Guillaume-Henri Dufour, 1787 —1875), командующим войсками либеральных кантонов.

Католический «Военный совет» поставил во главе войск «Зондербунда» представителя кантона Граубюнден Иоганна Ульриха фон Сали-Солио (Johann Ulrich von Salis-Soglio, 1790 — 1874). 29 октября 1847 года депутаты от кантонов «Зондербунда» покинули общешвейцарский «Собор», на основании чего оставшиеся кантоны приняли решение о насильственном роспуске сепаратного объединения консервативных католических кантонов. Именно этот день можно считать днем началом гражданской войны в Швейцарии, вошедшей в историю как «Война против „Зондербунда“ („Sonderbundskrieg“)». Собственно военные действия начались 3 ноября 1847 года вторжением войск «Зондербунда» в католический кантон Тичино. 

1847

Карта боевых действий войны 1847 года: желтым отмечены консервативно-демократические кантоны Зондербунда, зеленым цветом помечены либеральные кантоны, коричневым цветом помечены кантоны, объявившие о своем нейтралитете. 

(Marco Zanoli)

4 ноября «Собор» принял обращение к солдатам армии А. Дюфура, в котором говорилось: «Враги отечества пытаются распространить мнение, что вас призвали под ружьё для того, чтобы уничтожить суверенитет кантонов „Зондербунда“, разрушить их религиозные и политические свободы, склонить под иго тиранического большинства. Все это есть наглая ложь... Вас призвали для того, чтобы восстановить уважение к Союзному договору, предохранить Швейцарию от анархии, вернуть заблудшее население к повиновению законам Конфедерации и ее властям. „Зондербунд“ есть мятеж противозаконного упрямого меньшинства против законных решений властей Конфедерации. Солдаты! Фанатизму ваших врагов вы противопоставите то хладнокровие, ту спокойную силу, то мужество самообладания и светлое воодушевление, которые внушат вам чувство правого дела и чувство долга».

12-го ноября, силы католических кантонов нанесли удар в сторону также католического кантона Аргау. Обе экспедиции, как в Аргау, так и в Тичино, завершились неудачей. Из Тичино демократы-католики ушли сами, а в Аргау они провели две битвы с войсками либеральных кантонов при городе Гельтвиль (Geltwil) и при местечке Луннерн (Lunnern), и оба сражения завершились для «Зондербунда» неудачей. Одновременно 11 ноября армия А. Дюфура, насчитывавшая до 100 тыс. человек, начала выдвигаться в сторону католических кантонов Центральной Швейцарии. Аппенцелль-Внутренний и Невшатель объявили себя нейтральными. 

Иоганн Ульрих фон Сали-Солио (1790 — 1874). 

(Hundert Jahre Schweizer Wehrmacht. Hrsg. von Oberst i. Gst. Dr. Feldmann. Bern 1935.)

14 ноября 1847 года практически без боя сдался гарнизон окруженного Фрибура, после чего А. Дюфур начал планировать захват Люцерна, главной твердыни католических сил, в то время как 17 ноября колонна войск «Зондербунда» преодолела перевал Сен-Готард и нанесла в битве при Айроло поражение войскам либералов. Впрочем, это был единственный успех войск «Зондербунда», потому что 22 ноября началась операция по взятию Люцерна. В источниках содержатся слова, якобы произнесенные А. Дюфуром перед началом боевых действий: «Il faut sortir de cette lutte non seulement victorieux, mais aussi sans reproche» («Из этого сражения мы должны выйти не только победителями, но и людьми, которых потом не за что было бы упрекнуть»).

В битвах при Гизиконе (Gisikon), Майерскаппеле (Meierskappel) и Шюпфхайме (Schüpfheim), произошедших 23 ноября, войска «Зондербунда» потерпели поражение, после чего 24 ноября 1847 года Люцерн был захвачен войсками либеральных кантонов. Остальные кантоны Центральной Швейцарии собрались днем позже на конференцию в городе Бруннен (Brunnen) и приняли решение капитулировать. Последним 29 ноября сдался кантон Вале. Война была завершена. По официальным данным всего в ходе военных действий в ноябре 1847 года погибли 150 человек и еще 400 получили ранения. Побежденные кантоны были принуждены провести у себя правительственные и конституционные реформы в либеральном духе. На них также была возложена обязанность выплатить солидные репарации.

Пришедшие в Люцерне к власти либералы во главе с Якобом Робертом Штайгером приняли также решение закрыть, в счет погашения военных долгов кантона, несколько монастырей и реквизировать их собственность. По-настоящему выдающуюся роль сыграл генерал Г.-А. Дюфур. После окончания боевых действий он строго следил за тем, чтобы не совершались акты самосуда, и внес значительный вклад в то, чтобы в кантонах как можно скорее воцарились мир и спокойствие. Не случайно, что в швейцарской истории он стал затем общепризнанной интеграционной фигурой. Его имя носит сейчас, что символично, самая высокая гора Швейцарии. Кантоны «Зондербунда» формально распустили свою организацию, согласились выслать иезуитов и продолжить консультации по пересмотру Союзного договора 1815 года.

18 ноября 1847 года Австрия, Пруссия, Франция и Россия направили в адрес «Собора» совместную ноту, в которой предупреждали о серьезных последствиях, которые могут возникнуть в случае «нарушения» Союзного договора 1815 года, и что они не признают никаких поправок в этом документе, ущемляющих суверенитет кантонов. «Собор», в котором доминировали либералы, отверг эту ноту как вмешательство во внутренние дела Швейцарии. Стремясь урегулировать ситуацию, Лорд Палмерстон неформально дал понять Г.-А. Дюфуру, что, на самом деле, никакого вмешательства нет и не будет, но что ситуацию в стране надо бы нормализовать, причем как можно скорее.

Дюфур

Уже выведенная из оборота швейцарская банкнота в 20 франков с изображением генерала Г.-А. Дюфура. 

(Swiss National Bank/Hermann Eidenbenz)

Эту задачу Швейцарии действительно удалось решить уже в следующем 1848 году. А поскольку как раз в тот момент Франция и германские княжества оказались в условиях революционной ситуации (имеются в виду «февральская» революция во Франции и «мартовские» события 1848 г. в Германском союзе), то пересмотр Союзного договора 1815 года и превращение Швейцарии из союза государств в союзное государство никаких внешнеполитических последствий не имело. Что касается К. Зигварт-Мюллера, то он был вынужден бежать из Швейцарии, но в 1857 г. он вернулся на родину, поселился в г. Альтдорф (кантон Ури), и написал трехтомные мемуары, в которых попытался оправдать свои действия и избавиться от клейма предателя.

Заключение

Гражданская война в Швейцарии продолжалась гораздо дольше, чем один месяц в 1847 году. Насильственные конфликты, в основе которых лежали разногласия в связи с перспективами общественно-политического развития Швейцарии, начались в стране, самое позднее, в 1794 году в период написания «Штефской челобитной». Последнее в швейцарской истории вооруженное противостояние политического характера имело место в 1918 году в период знаменитой Цюрихской генеральной стачки. Поэтому можно считать, что в расширительном смысле процесс качественной «перезагрузки» и «переформатирования» швейцарской государственности занял 124 года. В более узком смысле активная фаза вооруженных столкновений, подпадающих под определение «гражданского политического конфликта» и кульминация которых пришлась на ноябрь 1847 года, продолжалась с 1830 года и до принятия в 1848 году новой федеративной конституции и основания, в силу этого, нового, существующего и сегодня, швейцарского государства, то есть 18 лет.

Альфред Эшер Триумф и трагедия швейцарского олигарха

Нет, это не Маркс, это Альфред Эшер, первый и единственный олигарх Швейцарии, некоронованный король, свергнутый народом. 

Новая государственность стала главным итогом этих почти двух десятков лет столкновений, споров и борьбы за швейцарский «образ будущего». Вместе с тем, конфликт между либерал-реформаторами и консервативными демократическими слоями, требовавшими, в условиях взаимного недоверия власти и народа, предоставления гражданам прав прямого участия в процессе законотворчества, по состоянию на 1848 год был также далек от разрешения, что и 20 лет назад. Более того, в ситуации быстрого развития капиталистических отношений в стране, освободившейся от политических и инфраструктурных препятствий средневековья, безраздельное господство победоносных либеральных элит привело к сращиванию власти и собственности и возникновению в 1860-1870-х гг. олигархического режима, коррупционного и антисоциального по своей природе.

Наиболее ярко этот режим проявил себя в Цюрихе в лице так называемой «Системы Эшера», но похожие процессы имели место практически везде в Швейцарии. Решить эту проблему удалось только после первого полного пересмотра федеральной конституции в 1874 году, по результатам которого народ уже на федеральном уровне получил в свои руки, — тоже, между прочим, не без борьбы и столкновений, — инструмент законодательного референдума, а также после того, как в 1891 году к референдуму добавился еще один инструмент прямой демократии — народная законодательная инициатива. Лишь после этих серьезных поправок, внесенных в порядок функционирования швейцарского государства, была решена задача преодоления пропасти, разделявшей радикальных либерал-реформаторов и консервативных демократов-католиков. Символом этого стало избрание в 1891 году в состав федерального правительство первого демократа-католика Йозефа Цемпа (Josef Zemp, 1834 —1908).

Уступив гражданам право легально оппонировать власти либеральные элиты сняли проблему тотального взаимного недоверия народа и власть имущих. В стратегическом смысле это было очень мудрое решение и сегодня Швейцария отличается едва ли не самой значительной в мире степенью доверия народа к власти. И именно поэтому нынешняя швейцарская Партия либералов, официально возникшая в 1894 году, называется по-немецки «Freisinnig-Demokratische Partei» (FDP), по-французски «Parti radical-démocratique» (PRD), а по-итальянски «Partito liberale radical svizzero» (PLR). Все три варианта подчеркивают, каждый на свой лад и со своими смысловыми акцентами, одно и тоже, а именно, что либералы, по крайней мере на программном уровне, выучили свой исторический урок и намерены не забывать нужд народа. 

Примечание

Штаб войск либеральных кантонов во время войны 1847 года. Источник: Emil Spiess: Illustrierte Geschichte der Schweiz, Bd. 3. Zürich 1961. 

Спереди слева направо: Фридрих Фрей-Эрозе (Friedrich Frey-Hérosé), глава Генштаба; Давид Циммерли (David Zimmerli), генерал-адъютант; Анри Дюфур (Henri Dufour), главнокомандующий; 

Сзади слева направо: Антон Бухвальтер (Anton Buchwalter), гросс-квартирмейстер; Рудольф Хусси (Rudolf Hussy), второй генерал-адьютант; лейтенант Цибер (Leutnant Zieber), адъютант Д. Циммерли; лейтенант от кавалерии Гроссманн (Leutnant der Kavallerie Grossmann); лейтенант Август Фрей (August Frey), адъютант главы Генштаба; лейтенант от кавалерии Шеррер (Leutnant der Kavallerie Scherrer); Самуэль Фридрих Пфандер (Samuel Friedrich Pfander), квартирмейстер.

Конец инфобокса


Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

swissinfo.ch

Тизер

×