Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Культура и традиции Йодль из Аппенцелля как в дедовские времена

Автор:

Народная культура переживает в Швейцарии второе рождение, ее популярность растет, но растет и объем суррогатных форм такой культуры, ориентированных на чистую коммерцию. Речь идет, например, о так называемых «шлягерах», песнях, построенных на простых мелодиях и текстах с использованием элементов фольклора. Тем значительнее становится роль организаций и фондов, сохраняющих и развивающих истинные традиции народного музыкального творчества. Один из таких фондов вот уже 10 лет работает в историческом регионе Аппенцелль на востоке Швейцарии. 



Музыкант играет на цимбалах, картина в центре Roothuus Gonten.

Музыкант играет на цимбалах, картина в центре Roothuus Gonten.

(swissinfo.ch)

«Народная музыка — это не есть что-то для вечно вчерашних, она вполне к лицу современным, свободным людям», — говорит Барбара Бечарт (Barbara BetschartВнешняя ссылка) руководительница «Центра народного вокально-музыкального наследия регионов Аппенцелль и Тоггенбург» («Roothuus GontenВнешняя ссылка»). Более того, она настаивает на том, что фольклор — это не музыка, обязательно равнозначная или созвучная консервативным политическим воззрениям и убеждениям.

По крайней мере в Швейцарии это действительно так — народная музыка, фольклор в целом переживает сейчас фазу небывалой популярности, и прежде всего в крупных городских центрах. С другой стороны, как говорит Б. Бечарт, в этой популярности содержится и определенный риск, связанный с наплывом суррогатов и коммерческих подделок под фольклор. «То, что мы сегодня видим на экранах телевизоров, мало похоже на настоящую народную музыку», — говорит она. По ее мнению, популярная в немецкоязычной Европе так называемая «шлягерная музыка» не имеет с ней ничего общего (здесьВнешняя ссылка можно послушать образцы такой музыки, которая объективно пользуется большой популярностью).

Музыка для туристов

Тот же, кто хочет припасть к истинным, незамутненным источникам фольклорной культуры, должен поехать в Швейцарию и посетить регион Сэнтис (SäntisВнешняя ссылка) на востоке страны. Смеем авторитетно утверждать, что истинная Швейцария находится именно здесь, на стыке кантонов Аппенцелль-Внутренний, Аппенцелль-Внешний и Санкт-Галлен (регион Тоггенбург). 

Традиционная струнная оркестровая народная музыка жива тут и по сей день. В других регионах страны ее вытеснили иные формы музицирования, иные жанры фольклора и другие виды музыкальных инструментов. Но здесь, в удивительном Аппенцелле, мы все еще имеем шанс встретить культуру в формах, присущих еще «старинным, дедовским» временам.

Прочему так произошло? Дело тут вовсе не в географической удаленности (по швейцарским меркам, конечно) этого региона от основных городских и сельских центров, а, как ни странно, в туризме. В этом уголке Швейцарии туризм начал активно развиваться еще в конце 19-го века. Приезжающие сюда гости желали иметь возможность соприкоснуться с настоящим фольклором, а не, как говорят сейчас, с «продюсерскими проектами». Поэтому-то старые формы народного музыкального и вокального творчества, тот же йодль, оказались тут законсервированными.

«В регионе Сэнтис сохранились старые формы йодля, предусматривавшие наличие солиста, второй вокальной партии, а также хора, который задавал общий постоянный сопроводительный тон на низких регистрах. Поэтому каждый, кому медведь не окончательно еще на ухо наступил, имел возможность активно подпевать и встраиваться в общий вокальный поток», — говорит Б. Бечарт. «В регионах Центральной Швейцарии ничего похожего и близко нет. Там йодль гармонически выстроен настолько сложно, что простым людям петь в этом стиле было просто невозможно. Нужно было для этого обладать специальными умениями и знаниями, и именно поэтому йодль нашего края куда более гибок, спонтанен и, скажем так, «коллегиален».

Traditioneller Naturjodel

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Католики против цимбал, протестанты против органистов

История народного вокально-музыкального творчества в регионе Сэнтис тесно связана с историей швейцарского реформационного раскола. Музыканты «католических» и «протестантских» оркестров образовали своего рода непересекающиеся миры, отсюда весь фольклор здесь весьма раздроблен по регионам. Кроме того, напомним, что как в католическом кантоне Аппенцелль-Внутренний, так и в протестантском Аппенцелле-Внешнем танцы и музицирование были разрешены только несколько раз в году по специальным праздничным дням.

«Но уж тогда танцевать и петь песни шли все, кто только мог держаться на ногах, причем, конечно же, не следует забывать, что такие вечера были еще и весьма редкой возможностью присмотреть себе суженную на будущее», — говорит научный сотрудник центра «Roothuus Gonten» Маттиас Вайдманн (Matthias WeidmannВнешняя ссылка). Разумеется, не все и не всегда могли удержать себя в рамках приличия. Поэтому в начале 16-го века католики Аппенцелля-Внутреннего постановили изгнать из кантона всех музыкантов, играющих на цимбалах. Считалось, что были они все как один отъявленными бабниками и выпивохами. 

С целью борьбы с этой «напастью» были созданы даже отряды особых блюстителей нравственности, их называли «Landjäger». «Кстати, кое-какие из тех предрассудков дожили и до наших дней», — говорит с улыбкой М. Вайдманн. Не отставали и реформированные христиане. Подхватив бродивший по Европе вирус иконоборчества, они активно занимались разрушением и демонтажем церковных органов, называя их «дудками дьявола». Впрочем, на замену церковным органам пришли так называемые «домашние органы» («HausorgelnВнешняя ссылка»). Люди приобретали эти инструменты для себя лично и играли на них в частном порядке.

Орган

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Брать за музыку деньги? Абсурд!

Тем не менее, волна коммерциализации грозит захлестнуть и Аппенцелль. С тревогой Маттиас Вайдманн наблюдает за тем, как медленно, но верно сжимается репертуар, как теряет он свое былое разнообразие. «Коллективы почти не выходят за пределы стандартных сет-листов, заполненных популярными у слушателей вечнозелеными хитами». Растут и тарифы: даже начинающий музыкант, играющий на цимбалах, вполне может потребовать за свое двухчасовое выступление на свадьбе солидные 1000 франков (54 тыс. рублей). Маттиас Вайдманн не может понять и принять такого рода «коммерции».

В качестве примера он рассказывает историю одной студентки из США, которая писала диссертацию на тему о том, что есть «Swissness», используя в качестве примера аппенцелльский фольклор. «Она хорошо играла на скрипке, а потому я взял ее однажды с собой поиграть на свадьбе. В конце вечера пара новобрачных вручила каждому музыканту по конверту с деньгами. Студентка с непониманием посмотрела на меня и спросила, а почему, собственно, музыкантам платят деньги, с учетом того, что они имеют право, как и все гости, есть и пить сколько влезет бесплатно. Деньги за музыку — даже для американки это был абсурд, а для меня так и подавно. Сам я три года назад решил, что продавать я свою музыку не буду, только дарить».

​​​​​​​Сокровища с чердака

«Центр народного вокально-музыкального наследия регионов Аппенцелль и Тоггенбург» («Roothuus Gonten») как раз и ставит своей целью сохранить и передать будущим поколениям традиции настоящего фольклора из региона Сэнтис. Как это происходит конкретно? «Каждый раз по-разному. Умирает, например, кто-то, наследники начинают разбирать его архивы, потом попадают на чердак, а там вдруг иногда музыкальные инструменты старые, а то и целые нотные архивы лежат. И очень часто такого рода материалы люди просто дарят там, зная, что мы сумеем найти им достойное применение. Мы, разумеется, никогда не отказываемся от таких даров, начинаем их изучать, архивировать, а затем и публиковать у нас на сайтеВнешняя ссылка», — рассказывает Барбара Бечарт.

Stubete im Roothuus Gonten, Wochenkurs Appenzellermusik 2013

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Такого рода материалы не остаются просто лежать в архиве. «Центр» регулярно устраивает концерты и так называемые «Stobeden», уютные салонные вечера с угощением, на которых звучит, казалось бы, давно забытая и потерянная музыка. Впрочем, нужно учитывать, что даже нотами охвачена очень небольшая доля всего музыкального наследия региона. Раньше мало кто мог читать ноты, поэтому в реальности большая часть музыкального материала передавалась из поколения в поколение на слух, от отца к сыну, в устной форме. «Девочки в ту эпоху играли роль, скорее, внешнего украшения. Да и сейчас тоже в регионе Сэнтис народная музыка остается по большей части в руках мужчин, но наш «Центр» старается все-таки как-то исправить это положение», — резюмирует Барбара Бечарт.

«Центр народного вокально-музыкального наследия регионов Аппенцелль и Тоггенбург»

К задачам  Центра относятся сбор, архивирование, исследование, продвижение и пропаганда материалов, связанных с историей народного песенного творчества.

Очень ценными источниками информации оказываются частные архивы и собрания, откуда в его распоряжение часто передают нотные материалы, письма, фотографии, рисунки и картины, а также аудиозаписи.

Еще одна задача Центра — знакомить со своими сокровищами самую широкую общественность. Это происходит в формате лекций, экскурсий, литературно-концертных вечеров и т.д.

Центр является общественным некоммерческим фондом, учрежденным кантонами Аппенцелль-Внутренний, Аппенцелль-Внешний, Санкт-Галлен, автономным округом Гонтен (Gonten), а также благотворительной организацией («Gemeinnützige Gesellschaft Appenzell»). На днях, точнее, 15 мая 2017 года, он отметил свой десятилетний юбилей.

Конец инфобокса

Юмор из Аппенцелля

Начиная с 18-го века за жителями Аппенцелля закрепилась слава особенно острых на язык, юморных людейВнешняя ссылка. В сфере музыки это обстоятельство выражается в формате особого жанра под названием «Ratzliedli», своего рода сатирических куплетов. Местные анекдоты и такие «куплеты» издавна играли здесь роль «клапана», при помощи которого народ имел возможность регулярно «стравливать» пар своего недовольства (подробнее о швейцарском юморе по ссылке). Вот пример такого анекдота:

«Жил да был крестьянин, а трактор у него работал очень плохо. Вот однажды утром заводит он его, заводит, да все никак. Сорвал он кепку с головы, швырнул на землю, мол, да будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса. Мимо как раз проходит местный пастор, слышит такое, да и говорит, что нехорошо это, этак-то ругаться, все равно ругань не поможет с проблемой управиться. Крестьянин ему в ответ, ну да, вашими бы устами... А мне-то что делать? Священник говорит, можно было бы попросить о помощи Господа Бога! Крестьянин подумал, что терять ему нечего, да и говорит, Господи Боже, помог бы ты мне, что ли? А мотор вдруг возьми, да и заведись. У священника челюсть отваливается, сорвал он с головы кепку, шварк о землю: Черт побери, не будь я тому сам свидетель, ни за что бы не поверил!»

Сатирические «Ratzliedli» имели порой не очень приятные судебные последствия, когда лица, особенно серьезно в них задетые, подавали иски, и процессы иногда тянулись многие годы. Интересно, что сейчас между городами Хайден (Heiden) и Вальценхаузен (Walzenhausen) проложена специальная «Тропа анекдотов» («WitzwanderwegВнешняя ссылка») по обочинам которой доски с шутками стоят... И тишина!

Конец инфобокса

А что для вас есть настоящий фольклор? Нам интересно прочитать ваше мнение в комментариях!

Вы можете напрямую обратиться к автору статьи @SibillaBondolfi в соцсетях FacebookВнешняя ссылка или TwitterВнешняя ссылка.



Перевод на русский и адаптация: Игорь Петров.


Гиперссылки

subscription form

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

×