Швейцария и ее колонисты

Каким было прошлое у швейцарской текстильной отрасли?

Руководители швейцарского импортера хлопка Volkart вели в Бомбее колониальный образ жизни. С сегодняшней точки зрения это возмутительно, но тогда все это было в порядке вещей. Winterthur City Archives

Проходящая в Цюрихе выставка рассказывает об истории текстильной промышленности Швейцарии о том, какую роль, по мнению авторов выставки, сыграли в ней работорговля, колониальная эксплуатация и миссионерская деятельность.

Этот контент был опубликован 28 июня 2020 года - 11:36

Русскоязычная версия, научная редакция: Игорь Петров.

Паскаль Майер (Pascale Meyer), куратор выставки Indiennes, организованной Швейцарским национальным музеем (Schweizer Landesmuseum), говорит, что в 18 веке «только индийцы знали, как изготавливать собственно Indiennes, то есть те самые хлопчатобумажные ткани с набивным рисунком. В Европе тогда не было ни хлопка, ни нужных красок». Затем, как утверждают организаторы выставки, техника изготовления красочного набивного хлопчатобумажного текстиля была скопирована у индийцев голландцами и англичанами, которые сделали эти ткани дешевле за счёт механизации труда. 

Наряды из индийской ткани были популярны, потому что были легкими, а цвет держался довольно долго. Swiss National Museum

Есть мнение, что эти инновации подорвали индийскую текстильную промышленность. Так или иначе, яркие и доступные по цене ткани в индийском стиле, произведённые в Европе, стали настолько популярны, что во Франции «королю-солнцу» Людовику XIV пришлось даже запретить их из-за давления со стороны местных производителей шерсти, шелка и льна.

Запрет на производство и импорт набивных хлопчатобумажных тканей в 18 веке во Франции стал шансом для Швейцарии. Французские протестанты, которые, спасаясь от религиозных преследований, эмигрировали в Швейцарию, основывали здесь текстильные фабрики, по возможности поближе к французской границе, например в Женеве и Невшателе.

Спрос на яркий и доступный по цене текстиль рос стремительно, поэтому объемы текстильного экспорта из Швейцарии во Францию росли непрерывно. Многие текстильные фабриканты затем перемещались из Швейцарии в Марсель, Бордо и Нант, портовые города, игравшие роль узловых пунктом тогдашней глобальной торговли. В 1785 году фабрика Fabrique-Neuve в городе Кортайод (Cortaillod, кантон Невшатель) стала крупнейшим европейским производителем хлопковых тканей в индийском стиле, выпуская в год до 160 тыс. отрезов.

Ткань в индианском стиле, датируемая примерно 1800 годом, с мотивом «древо жизни», скорее всего, произведена в Невшателе. Swiss National Museum

Торговля этим товаром принесла прежде всего кантону заметное благосостояние. В Африке европейцы использовали эти ткани как своего рода валюту для обмена на рабов, которых затем отправляли в Новый Свет.

Главным их партнером было королевство Дагомея, экономика которого базировалась на прибрежной работорговле. Продавая европейцам рабов для Америки, короли Дагомеи кроме тканей закупали, в частности, еще и огнестрельное оружие. Частные швейцарские текстильные компании также вкладывали свои средства в работорговлю, каковая была тогда нормальным форматом функционирования мирохозяйственных связей. 

Так, в период между 1783 и 1792 годами базельская текстильная фирма Christoph Burckardt & Cie участвовала в 21 экспедиции, которая доставила около 7 350 африканцев в Америку. Но значит ли это, что процветание центров швейцарской текстильной промышленности, расположенных вокруг Женевы, Невшателя, Аргау, Цюриха и Базеля, по большей части было связано с работорговлей? Этот вопрос остается спорным.

Колониальный проект

Так или иначе, в период до начала индустриализации количество опций, позволявших выгодно вкладывать деньги, было невелико. Торговля, в том числе трансконтинентальная торговля, была одной из немногих таких опций. Например, в период с 1719 по 1734 год Берн владел акциями британской Компании Южных морей (South Sea Company), продавшей около 64 000 рабов в Южную Америку. В какой-то момент Берн был вообще самым большим акционером этой компании. 

Картина с изображением каравеллы «Ида Циглер» (Ida Ziegler) — одного из трех торговых кораблей, купленных коммерсантами из Винтертура (включая фирму Volkart). Club zur Geduld, Winterthur

Однако в период Старой Конфедерации (до 1798 года) и в эпоху Гельветической республики (1798-1803) ведущую роль в рамках такого рода торговых отношений играли не сами кантоны, а скорее отдельные частные лица и компании, такие как Буркхард и Мериан в Базеле, де Пюри в Невшателе, Пико-Фази в Женеве, семейство Хоттингер и Банк Лей (Bank Leu) в Цюрихе. Посредством трансконтинентальных торговых путей вся Европа была тогда вовлечена в «трехсторонний колониальный проект».

Ткацкая фабрика Базельской миссии в г. Каликут, штат Керала, Индия (конец 19 века). Basel Mission Archives

Выглядел он следующим образом. Португальские, испанские, французские, британские и голландские компании привозили на побережье Дагомеи текстиль, товары из стекла и металла, бренди, огнестрельное оружие и порох. Там они обменивали их у дагомейских королей на рабов, которые затем продавались владельцам плантаций и копей в Бразилии, на островах Карибского региона или южным штатам США. В обмен корабли привозили обратно в Европу хлопок, сахар, табак и кофе. Не случайно до недавнего времени эти товары назывались «колониальными». Швейцарцы участвовали в этом проекте в качестве торговцев текстилем и как инвесторы. 

Изменение условий

Ведущими работорговцами были британские компании. Логично, что именно в Великобритании и начало развиваться движение аболиционизма (запрета работорговли). В 1807 году Лондон запретил британским подданным заниматься торговлей рабами. На Венском Конгрессе в 1815 году его примеру последовали и другие державы. В 1848 году Дагомея перестала продавать Европе рабов. Затем произошла гражданская война в США, по итогам которой в 1865 году работорговля была официально отменена. В 1885 году на работорговлю была наложена пошлина с целью запрета перевозки рабов в Вест-Индию. В 1888 году Бразилия последней запретила рабовладение. 

Миссионерское рвение

Христианское миссионерское общество Базельская миссия было основано в 1815 году швейцарскими протестантами и немецкими лютеранами и действовало вплоть до 2001 года. Одна из первых операций Миссии была реализована на Южном Кавказе и на территории нынешней Либерии. Важными направлениями ее деятельности были Южная Индия, территории, где сейчас располагаются индийские южные штаты Керала и Карнатака, а также Индонезия и Китай. 

Особого успеха она добилась среди индийцев из низших слоёв общества, которые, перейдя в христианство, впервые получили доступ к образованию и профессиональному обучению. Тем не менее, обращаясь в другую веру, индийцы рисковали быть изгнанными из своей общины и потерять средства к существованию. Чтобы решить эту проблему, Базельская миссия открыла в Индии коммерческие предприятия, которые нанимали новообращённых. 

Уже к 1860-м годам в управлении миссии было четыре ткацкие фабрики. Она экспортировала текстиль в Африку, на Ближний Восток и в Австралию. «С одной стороны, Базельская миссия делала благое дело, обеспечивая индийцев рабочими местами, но с другой стороны, по своему характеру её деятельность была колониальной, ведь помощь получали только те, кто соглашался принять христианство», — отмечает Паскаль Майер.

End of insertion

Первый товарный кризис на рынке текстиля возник, однако, уже в 1860-х годах. Особенно это касалось хлопка. В истории обращает на себя внимание швейцарская фирма Volkart. В годы британского колониального правления индийские фермеры, которые не были рабами, были вынуждены выращивать хлопок вместо продовольственных культур и должны были платить земельный налог, который шёл непосредственно в казну Британской Индии. Благодаря этой политике и прокладке железной дороги во внутренние районы Индии компания Volkart смогла закрепить за собой 10% всего экспорта индийского хлопка в Европу. 

Центральное расположение швейцарского города Винтертур, где находилась главная контора компании, означало, что Volkart могла осуществлять поставки на прядильные фабрики на севере Франции, в Италии, Бельгии, немецком Рурском регионе и в других частях Швейцарии. Довольно громко раздавались в Швейцарии и голоса, выступавшие против работорговли.

Отсутствие выхода к морю не помешало коммерсантам из Швейцарии (торговцам текстилем и инвесторам) сыграть свою роль в трансатлантическом «торговом треугольнике», связывающем Западную Африку, Южную Америку и Западную Европу. Ernst Würgler

Голоса эти принадлежали представителям церкви. Одним из них был священник Беньямин-Сигизмонд Фроссард (Benjamin-Sigismond Frossard, 1754-1830). Особенно заметным тогда был его труд «La cause des esclaves nègres et des habitants de la Guinée» («О черных рабах и жителях Гвинеи», 1789). И, кстати, после убийства президента Линкольна, выступавшего против работорговли, в Швейцарии так же, как и в других странах, прошли демонстрации протеста в связи с этим подлым преступлением. 

Какое значение имела работорговля для Европы? В самом деле, в период с 1500 по 1850 годы Западная Европа переживает беспрецедентный рост уровня благосостояния, хотя и распределенного неравномерно (Испания, например, обошлась со своим колониальным «золотым бонусом» более чем неразумно). Однако ясно, что страны, имевшие выход к Атлантике и пережившие невиданный взлет, не могли не получить выгоду от трансатлантических торговых связей. Швейцария же в этот момент принадлежала, напротив, к беднейшим странам, хотя и здесь также возникали мануфактурные производства, профинансированные прибылями, полученными за счет глобальной торговли, в том числе и рабами.

«Салон Тиффин» был зарезервирован в офисе фирмы Volkart в Бомбее только для европейских сотрудников (1911 год). Winterthur City Archives

Значительный свет на эту проблематику проливает статья «The colonial origins of comparative development», опубликованной (PDF) в 2001 году американскими экономистами Дароном Аджемоглу (Daron Acemoğlu), Саймоном Джонсоном (Simon Johnson) и Джеймсом А. Робинсоном (James A. Robinson) в авторитетном Journal American Economic Review. С их точки зрения, прибыли, полученные за счет «заморской торговли», были слишком малы, в любом случае их было недостаточно для того, чтобы сыграть прямую непосредственную роль в экономическом взлете Западной Европы. 

Христианские догматы переводились Базельской миссией на местные языки. Basel Mission Archives

А вот причиной фундаментальной структурной трансформации экономики и политики этого региона они стать вполне могли. Как указывают эти экономисты, «заокеанская торговля» была высокорисковым бизнесом, прибыль от которого «распределялась весьма концентрированно», действительно делая отдельных лиц, в том числе и из Швейцарии, но в первую очередь из Великобритании и Голландии, более чем богатыми и состоятельными, что давало им возможность укреплять свое могущество и ограничивать власть монархов и во многом и заложило экономические основы великих политических революций в Европе.

Поделиться этой историей