Navigation

Рекордное количество кандидатов в швейцарские депутаты в 2019 году

В 2019 году претендентами на депутатские кресла было зарегистрировано рекордное количество женщин. Peter Klaunzer/Keystone

Никогда еще число граждан Швейцарии, желающих занять депутатское кресло в Берне, не было столь велико, как в 2019 году. И еще никогда не была столь велика среди них доля женщин. Еще одна примечательная особенность: треть кандидатов в федеральные депутаты находится в возрасте до 30 лет.

Этот контент был опубликован 11 сентября 2019 года - 15:01
Александра Колер (Alexandra Kohler), Андреа Тонина (Андреа Тонина). русскоязычную версию подготовил: Игорь Петров, swissinfo.ch

Всего на выборах депутатов швейцарского парламента за мандаты парламентариев поборются 4 596 человек со швейцарским паспортом. Уточним, что речь идет о кандидатах в депутаты большой палаты швейцарского парламента, Национальный совет (Nationalrat, в швейцарском парламенте палаты равноправны и называть их «нижней» и «верхней» неправильно).

Ничего подобного в истории Швейцарии никогда еще не наблюдалось. Если в 1990-е годы число кандидатов стабильно не добиралось до 3 тыс., то теперь оно регулярно преодолевает эту планку и впервые это произошло в 2007 году.

Внешний контент

А если взять отдельно 2019 год, то число депутатов едва не дотянулось до 4,5 тыс. человек. Что произошло? Почему столь притягательное кресло парламентария, с учетом того, что у швейцарского парламента особого административного ресурса нет, а кроме того, народ при помощи инструментов прямой демократии в любой момент способен отвергнуть любой закон, даже уже принятый парламентским большинством.

С этим вопросом мы обратились к Хлои Дженс (Cloé Jans), политологу из швейцарского НИИ изучения общественного мнения gfs.bernВнешняя ссылка. По ее словам, такое резкое увеличение числа кандидатов связано с тем, что многие кантоны (субъекты федерации, они же — избирательные округа) модернизировали своё избирательное право в буквальном смысле по принципу «допускай всех»: раньше кандидаты и партии должны были во многих кантонах собирать и заверять определенное количество подписей с тем, чтобы иметь право зарегистрировать тот или иной список с кандидатами.

Сегодня, в условиях прогрессирующей политической анемии многие кантоны от таких «муниципальных фильтров» избавились. Поэтому и выдвигаться в качестве кандидата стало легче. Хлои Дженс указывает и на ещё одну причину. «Есть партии, которые сознательно формируют и регистрируют как можно большее количество списков кандидатов в расчете на то, что этим „неводом“ они сумеют зацепить больше избирателей, нашедших в том или ином списке знакомое имя или лицо».

Такой партией является, например, партия швейцарских демохристиан (Christlichdemokratische Volkspartei — CVP). Эта партия понимает, что автоматически такая стратегия вовсе не обеспечит ей приращение числа избирателей. А вот стать тренировочным полем для молодых политиков будущего эти списки вполне могут.

Больше кандидаток — хороших и разных!

А теперь перейдем к вопросу о гендерном представительстве. Взгляд в списки кандидатов обнаруживает еще одну особенность нынешней предвыборной кампании в Швейцарии: никогда еще в стране, начиная с 1971 года, то есть с введения в стране на федеральном уровне права голоса для женщин, не было еще среди кандидатов в депутаты такого большого количества прекрасного пола.

Если сравнивать с предыдущими выборами 2015-го года, то доля женщин среди кандидатов выросла на целых 6% — с 34,5% до 40,4%. В общем зачёте в Швейцарии женщины пока еще относительно слабо представлены в политических структурах и институтах, чем мужчины. В кантональных парламентах их доля, например, находится только на уровне 30%, в большой палате парламента, Национальном совете, этот показатель находится на уровне 32%.

Внешний контент

Среди всех партий страны самую большую долю женщин-кандидатов (56%) имеет партия «Зелёных» («Grüne»). Наименьшую долю женщин-кандидатов (22%) выдвинула консервативная Швейцарская народная партия («народники», Schweizerische Volkspartei / SVP).

Внешний контент

Рост числа женщин — не является ли этот феномен преходящим, тактическим фактором политической моды? Хлои Дженс убеждена в обратном. С её точки зрения «женская забастовка» середины июня 2019 года безусловно стала катализатором, но одновременно и следствием повышенной женской политической активности.

Партии тоже со своей стороны начали активнее, на системной основе, продвигать женщин в политику и на руководящие посты. И этот тренд будет продолжаться, поскольку недопредставленность женщин в политике, и в парламенте в частности, уже не очень корреспондирует с образом современной просвещённой Швейцарии.

Треть моложе тридцати

Еще одна интересная особенность: число кандидатов моложе 30-ти лет в Швейцарии выросло и составило одну треть от их общего числа, при этом в среднем кандидатский корпус стал несколько старше: средний возраст кандидатов в депутаты в 2015 году составил 40,8 лет, в 2019 году этот показатель уже находится на уровне 41,3 лет., и это при том, что на протяжении всего периода времени начиная с 1990-х гг. средний возраст кандидатов в Швейцарии постоянно снижался.

Внешний контент

Это снижение (с 1971 по 2015 гг.) составило примерно пять лет, как сообщало четыре года назад швейцарское федеральное Ведомство статистики (Bundesamts für Statistik — BFS). Интересно также, что на протяжении периода времени с 2003 по 2019 гг. наиболее многочисленной стала группа кандидатов, представляющих возрастную категорию с 18 до 30 лет. В 2019 году, соответственно, 32% всех кандидатов еще не успели отметить свой 30-й день рождения.

Впереди опять «Зелёные»: среди их кандидатов не только находится самая большая доля женщин, но и самая большая доля молодых претендентов на депутатский мандат (43,6% не достигли 30-летия). Среди действующих депутатов обеих палат парламента также все последние годы медленно, но верно идет процесс омоложения: доля парламентариев моложе 30-ти растет среди них постоянно начиная с 2000 года.

Тенденция продолжается

«Омоложение депутатского корпуса в последние годы тесно связано с ростом количеством партийных списков, специально составленных из молодых кандидатов», — говорит Мадлен Шнайдер (Madeleine SchneiderВнешняя ссылка), руководитель отдела политики, культуры и СМИ в Федеральном ведомстве статистики (BFS).

«В итоге молодые чаще действительно избираются в депутаты, что в 1970-е годы было просто немыслимо». В 2019 году две трети кандидатов моложе 30-ти идут на выборы именно в составе молодёжных списков, в основных партийных списках кандидатов таких до сих пор насчитывается абсолютное меньшинство.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.