Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Политические итоги — 2017 Прямой демократией нужно пользоваться ответственно!

Scene from a fitness studio: man lifting a bar bell

Всем хорош был законопроект, предлагавший обязать страховые медицинские компании компенсировать их клиентам затраты на покупку абонементов в спортзал или фитнес-клуб. Увы, собрать под ним нужное число подписей инициантам вовремя не удалось. 

(Keystone/Gaetan Bally)

В прошлом 2017 году шестеренки и приводные ремни прямой демократии в Швейцарии продолжали активно вращаться и крутиться. Не менее интересным и поучительным с этой точки зрения обещает быть и новый 2018 год. Но пока коротко подведем итоги и посмотрим панорамным взглядом на перспективы, открывающиеся перед швейцарским избирателем на ближайшие 12 месяцев.

За прошедший год федеральные власти в Берне получили на регистрацию пять конституционных народных инициатив, среди них — выдвинутое правоконсервативными кругами предложение запретить на всей территории Швейцарии ношение в общественных местах предметов гардероба, скрывающих лицо (никабы, платки, балаклавы). Парламент еще должен будет обсудить это предложение и, не исключено, что он разработает и свое собственное контрпредложение. В любом случае голосование по этой инициативе пройдет не ранее, чем года через два, хотя уже сейчас ясно — вопрос запрета одежды, скрывающей лицо, будет воспринят международным общественным мнением именно как запрет ТОЛЬКО исламской одежды (хотя это и не так), что будет, наверняка, причиной появления в мировой прессе весьма нелицеприятных заголовков.

+ Что такое народная законодательная инициатива?

Еще одна инициатива, на которую стоит обратить внимание — это предложение, выдвинутое левыми профсоюзами и близкими к ним группами, законодательно ввести и закрепить в конституции право отцов брать оплачиваемый отпуск по уходу за новорожденным ребенком длительностью до 20 дней. Под законопроектом были очень быстро собраны необходимые 100 тыс. голосов граждан Швейцарии. Кроме того, была зарегистрирована инициатива относительно обеспечения прозрачности в сфере финансирования политических партий, а также пакет мер, предлагаемых к реализации с целью снижения розничных цен на товары и услуги, импортируемые в Швейцарию из-за рубежа. Правительство должно будет еще в ближайшем будущем определить дату голосования по всем этим инициативам.

Видео-ликбез (4) Швейцарцы одобрили законопроект! Что дальше?

Как в Швейцарии организована имплементация политико-правовых решений, принятых народом на референдумах?

Три народные инициативы были в Швейцарии в 2017 году их авторами отозваны. Одна из них предлагала отменить итоги голосования 2014-го года по так называемой «инициативе против массовой иммиграции» («Initiative gegen Masseneinwanderung»), запущенной консервативной Швейцарской народной партией (SVP) и предлагавшей, в нарушение существующих договоренностей с ЕС, вновь начать регулировать приток рабочей силы из стран Евросоюза в Швейцарию. После двух лет отчаянных поисков выхода из создавшейся правовой коллизии (вотум народа в пользу ограничения миграции против одобренного тем же народом принципа свободы перемещения), парламент Швейцарии все-таки реализовал инициативу в формате, «совместимым» с нынешними соглашениями между Берном и Брюсселем. А потому авторы этой инициативы посчитали, что вопрос теперь закрыт и отозвали свой законопроект.

Некоторые инициативы не смогли собрать за отведенное время (18 месяцев) необходимого числа подписей (100 тыс.): речь идет, например, о законопроекте, предлагавшем обязать страховые медицинские компании компенсировать их клиентам затраты на покупку абонементов в спортзал или фитнес-клуб. Так что в 2017 году в Швейцарии ни одна народная инициатива до референдума не дошла. Но зато прошли голосования по шести правительственным законопроектам, причем три из этих шести законопроектов представляли собой сложнейшие пакеты реформ по очень важным для будущего страны вопросам. Во-первых, речь шла о реформе швейцарской системы пенсионного страхования, во-вторых, о реформировании порядка налогообложения иностранных холдингов и, в-третьих, об отказе от атомной энергии и о переходе, в рамках «Энергетической стратегии-2050», к возобновляемым источникам энергии. Два первых вопроса согласия народа не нашли, и лишь предложение отказаться в будущем от услуг АЭС ни у кого возражений не вызвало и было одобрено.

Кто виноват?

Почему так произошло? Налоговую реформу провалили левые силы, пенсионную — правые. Но не это, в итоге, главное. Если пенсионный пакет был, в конечном итоге, отвергнут по самым разным причинам (здесь можно узнать подробностиВнешняя ссылка), то в случае с налогообложением иностранных холдингов свою роль сыграло стойкое ощущение в народе, что «нас где-то очень сильно обманывают». Мало кто был способен разобраться в очень сложных налогово-юридических хитросплетениях (кроме наших, разумеется, читателей, у которых была возможность изучить эту сложную материю, изложенную простыми словамиВнешняя ссылка), а в таких случаях народ в Швейцарии всегда голосует «на всякий случай против».

Иными словами, на избирателя Швейцарии возложили уж очень большую ответственность — принять решение по вопросу, понимать который способны только люди, имеющие минимум степень кандидата экономических наук. Отсюда возникла негативная динамика, которой в случае с «Энергетической стратегией» удалось избежать, во многом тоже, наверное, чисто случайно. Помогла, видимо, общая популярность в Швейцарии «зелёных» идей: мало кто понимал, как можно совершить энергетический «поворот» от атомной энергии к «зелёной», но все на подсознательном уровне исходили из с детства выученного тезиса: «экология — это всегда хорошо».

Видео-ликбез Законодательные инициативы и политические партии в Швейцарии

Почему партии столь неудачно пользуются таким инструментом прямой демократии, как народная законодательная инициатива?  

Как видно, кое-какие выводы власть из этого поражения все-таки сделала, поэтому новая редакция реформы порядка налогообложения иностранных холдингов (сейчас она пока носит рабочее название «Steuervorlage 17» или «Налоговый проект номер 17») будет содержать себе пункт, предусматривающий увеличение социальных выплат на детей. Бизнес-сообщество Швейцарии возмущено, потому что оплачен будет этот «подарок» за счет, прежде всего, швейцарских компаний и корпораций, причем здесь сопротивление выражено куда более ярко, чем даже в случае с так называемой инициативой «NoBillag», голосование по которой пройдет 4 марта 2018 года. Правда, следует учитывать, что дебаты на эту тему в Швейцарии еще толком и не начинались.

Все боятся SVP?

В итоге остается без ответа основной вопрос: способен ли народ разумно принимать решения по вопросам, понимание которых порой требует высшего университетского образования? Иными словами, реформируема ли Швейцария, с учетом того, что сложные пакеты реформ обычно готовятся экспертами, которым все понятно и которые всегда полагают, что народу тоже все ясно, потому что — ну чего тут, в самом деле, неясного? Это очень напоминает отношения пользователей и специалистов-айтишников: вторые обычно готовят для первых «мануалы», объясняя из 10 пунктов максимум 3, потому что «остальные семь и так понятны каждому ребенку». И объяснить «айтишнику», что это не так, не удалось еще никому на свете.

Примерно тоже самое происходит на уровне политическом. Напомним, что швейцарская прямая демократия возникла, в ее современной форме, в конце 19-го века, в период, когда железнодорожники имели по инновационному потенциалу статус, сравнимым со статусом нынешних космонавтов. Сто лет спустя всё изменилось, народу теперь предлагается на референдуме оценивать тонкости преимплантационной диагностики и медицины, а также налоговые схемы, разработанные с учетом последних достижений в экономике и дифференциальном исчислении.

Способен ли народ решать такие вопросы? В Швейцарии этот вопрос открыто и во весь голос задавать как-то не принято, дискуссии на такие темы в лучшем случае ведутся в академических кругах на академическом же языке. В прессе мало кто отваживается поставить ребром вопрос о том, насколько современна швейцарская прямая демократия, потому что никому не хочется становится объектом нападок Швейцарской народной партии и близкой к ней прессы. А между тем ясно, что в рамках зрелой демократии табу быть не должно. Таким же табу является и вопрос реализации народных вотумов.

Пример — уже упомянутая «инициатива против массовой иммиграции». Одобренная народом, она была буквально вывернута наизнанку парламентом и «интерпретирована» им до полной неузнаваемости. И это еще одна проблема: наряду со сложностью вопросов, смысл и назначение прямой демократии как таковой подрывается, скажем так, «необязательностью» на стадии реализации принятых решений, из-за чего сам по себе народный вотум девальвируется и теряет осмысленное субстанциональное наполнение. Такой подход можно наблюдать и в случае с так называемой инициативой «NoBillag», сторонники которой исходят из того, что даже при согласии с ней народа парламент все равно как-нибудь, да сыграет-таки роль фильтра, исправляющего все самые «неоднозначные» положения законопроекта и погибнуть в стране электронным СМИ он не даст. 

История демократии Демократия в Швейцарии стала итогом протестов и мятежей

Откуда взялась демократия в Швейцарии? Историк Рольф Грабер (Rolf Graber) исследует в своей новой книге роль народных протестов и восстаний.

А если даст? И кто будет нести ответственность за последствия? И это тоже очень опасно, потому что это укрепляет в народе легкомысленное убеждение в том, что в формат законодательной инициативы можно упаковать что угодно, какую угодно, скажем резко, глупость — все равно парламент на стадии реализации все перекосы выправит. А как же быть с гражданской ответственностью? Ведь прямая демократия — это меч обоюдоострый: предоставляя народу широчайшие права, она лишает его, в случае чего, возможности спихнуть «на дядю» вину за то, что «что-то пошло не так». Сам решал? Вот сам теперь и расхлебывай последствия, которые могут быть порой очень тяжелые (посмотрим только на пресловутый «Брексит»).

Нет простых ответов

Понятно, что такого рода проблемы характерны для зрелого швейцарского общества, накопившего столетний опыт формулирования, продвижения и реализации законодательных инициатив, которые стали инструментом защиты и артикуляции интересов народа, то есть социума, состоящего из граждан — лиц, облеченных правами, ответственностью и частной собственностью. 

В странах же, где существует пока еще только «электорат» (к которому власть, в лучшем случае, обращается с просьбой подтвердить тот факт, что жить стало лучше, жить стало веселей) в чистом виде швейцарский опыт, конечно же, неприменим. Но зато там применим швейцарский исторический опыт, который говорит, что спрос на инструменты прямой демократии (вместе с объективно сопутствующим им риску ошибок) растет пропорционально росту в структуре населения доли не «электората» (вполне готового утешиться разного рода суррогатами, вроде проектов «электронной демократии», «открытого правительства» и т.д.), но народа, то есть граждан, имеющих свои частные экономические интересы и потому готовых отстаивать их в инициативном порядке в «аналоговом» мире традиционной политики. А вот как обеспечить рост этой доли — решать это должен каждый народ сам. Здесь Швейцария уже ничем помочь не может.


Перевод на русский и адаптация: Игорь Петров, swissinfo.ch

Neuer Inhalt

Horizontal Line


subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта









Teaser Longform The citizens' meeting

Teaser Longform The citizens' meeting

The citizens' meeting