Navigation

Швейцария и пестициды: зло от них или польза?

В области динамики сокращения использования некоторых особенно опасных видов пестицидов (например, гербицидов) Швейцария добилась куда большего прогресса, чем это готовы признать сторонники запретов всего и вся. Christian Beutler/Keystone

В июне на общенациональном референдуме швейцарские избиратели будут решать судьбу законопроекта, предлагающего введение полного запрета на использование в сельском хозяйстве страны синтетических пестицидов и фунгицидов. Сторонники данной народной инициативы утверждают, что Швейцария задыхается в химии, а ее грунтовые воды загрязнены. А каково реальное положение дел? В этом материале - только факты.

Этот контент был опубликован 22 мая 2021 года - 07:00

Русскоязычную оригинальную версию материала подготовил Игорь Петров.

На референдуме 13 июня 2021 года швейцарские избиратели смогут одобрить или отклонить народную законодательную инициативу «За Швейцарию без синтетических пестицидов» (все подробности по федеральным вопросам предстоящего голосования - в досье ниже). Сторонники этого законопроекта хотят полностью запретить использование синтетических средств для  уничтожения сорняков, инсектицидов и фунгицидов в сельском хозяйстве Швейцарии, неважно, идет ли речь о индустриальном сельхозпроизводстве или о частных приусадебных или дачных участках. Они также хотят запретить импорт сельхозпродукции, произведенной с применением таких препаратов.

Инициативный комитет, выдвинувший этот законопроект, состоит из ученых, юристов и фермеров, которые не принадлежат напрямую ни к одной крупной политической партии страны. Однако эта инициатива получила поддержку в совершенно очевидных политических кругах, носящих «зеленый» и «красный» цвета. Они утверждают, что Швейцария предпринимает недостаточные усилия в области противодействия использованию пестицидов. «В международном сравнении Швейцария в лучшем случае является середнячком там и тогда, где и когда речь идет о сокращении использования химии в сельском хозяйстве», — утверждает этот комитет на своем сайте.

Каково реально положение Швейцарии в мировом сравнении?

Для начала: понятие «делать недостаточно» — очень гибкое и политически удобное. Им можно заклеймить всё и всех. С этой точки зрения даже выполнение какой-то нормы на 99% из 100 все равно «недостаточное», а в массовом сознании эта «недостаточность» немедленно становится синонимом «ничего не делания» и «полной катастрофы». А такого рода «плохую совесть» людей можно активно эксплуатировать и добывать политические дивиденды. Однако нас интересуют в конечном не особенности социальной психологии, а конкретные факты. 

Каково же реально положение Швейцарии в мировом сравнении в плане использования пестицидов? О том, насколько хорошо Швейцария выглядит в сравнении с другими странами, могут рассказать данные о продаже пестицидов на рынке. Партия «Зелёных» (GPS) ссылается на данные Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в которую входят 37 стран, включая Швейцарию. Эти цифры показывают, что Швейцария и в самом деле, когда речь идет о применении пестицидов на единицу площади, является страной со средними показателями.

Внешний контент

Однако партия тщательно обходит стороной тот факт, что эти данные охватывают только период с 2011 по 2015 гг. Более же свежие данные (с учетом периода до 2018 года) имеются у «Продовольственной и сельскохозяйственной Организации Объединенных Наций» (Food and Agriculture Organization; ФАО) и они показывают, что использование пестицидов в Швейцарии составляет объем в размере 4,9 кг на 1 гектар. Это ставит Швейцарию в один ряд с Францией и Великобританией, а также с такими странами, как Туркменистан, Грузия, Аргентина и Доминиканская Республика. Таким образом, когда речь идет об использовании спорных химических веществ, Швейцария не входит ни в число лидеров, ни в число отстающих.

То есть «Зелёные» все-таки правы? Не будем торопиться. Для того чтобы реально оценить масштабы использования пестицидов в стране, необходимо также посмотреть на динамику такого показателя как расход химических веществ сельскохозяйственного назначения хотя бы за последние несколько лет. И тут сравнение, опубликованное недавно Евростатом (статистическим управлением ЕС), показывает, что объемы продаж пестицидов в Швейцарии в период с 2011 по 2019 год заметно снизились, пусть даже и не так сильно, как в других европейских странах за тот же период. 

Количество против качества

Чтобы не трепыхаться в сетях манипуляций и пропаганды и чтобы понять ситуацию еще лучше, стоит также рассмотреть типы используемых в Швейцарии пестицидов и модели их продаж. Так, продажи гербицидов в стране снижались последовательно в течение последних шести лет, причем продажи такого препарата, как глифосат, вообще сократились на 63%, и это за последние десять лет. В пятерку самых продаваемых в Швейцарии пестицидов в 2019 году вошли сера (фунгицид), парафиновое масло (инсектицид), глифосат (гербицид), фолпет (фунгицид в области виноградарства) и манкозеб (фунгицид — противогрибковое средство). 

Следует отметить, что сера и парафиновое масло сейчас в Швейцарии разрешены даже в органическом биоземледелии, кроме того, они используются и в обычном сельском хозяйстве. Так что Швейцария вполне может, как убеждают нас «левые» и «зелёные», находиться «в середине поля» в глобальном сравнении, но что данная «средняя температура по больнице» означает с точки зрения безопасности для конкретного населения? Степени токсичности у разных пестицидов, как правило, выглядит очень по-разному. 

Весьма полезными в этом смысле могут стать новые данные Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), которые как раз классифицируют пестициды в зависимости от их потенциального вреда для человека. В общем списке ВОЗ находятся 360 активных веществ, и если сравнить с ним список веществ, одобренных для применения в Швейцарии, то мы обнаружим 170 совпадений. Здесь выделяется один особый пестицид, который классифицируется ВОЗ как «чрезвычайно опасный»: речь идет об активном веществе бромадиолон, который продается в Швейцарии под торговой маркой Arvicolon 200 CT. 

Внешний контент

Еще в категорию «чрезвычайно опасных» по классификации ВОЗ и продающихся в Швейцарии веществ попали абамектин, метомил, тефлутрин, зета-циперметрин, около сотни других были классифицированы ВОЗ как «умеренно опасные» и «малоопасные». Иными словами, если взять данные не массой, а структурированно, то мы увидим, что Швейцарии в последние годы удалось заметно сократить использование в отечественном сельском хозяйстве некоторых особенно опасных пестицидов. Но как обстоит дело с импортом, ведь, в конце концов, около 60% всех потребляемых в стране калорий растительного происхождения поступают в Швейцарию из-за рубежа?

swissinfo.ch

Согласно исследованию швейцарской левой НКО Public Eye, следы применения запрещенных пестицидов содержались в 10% импортных продуктов питания, проверенных фитосанитарными властями в 2017 году на предмет соблюдения ими швейцарских норм и правил. Согласно данным швейцарского Федерального ведомства по безопасности пищевых продуктов и ветеринарии (Bundesamt für Lebensmittelsicherheit und Veterinärwesen), в ходе проверок, проведенных в 2017 году, властями в импортной еде были выявлены следы в общей сложности 52 запрещенных пестицидов. Тем самым адекватно оценить степень риска для здоровья потребителей, связанного с пестицидами в продуктах питания, в самом деле будет невозможно, если не принимать во внимание импорт продуктов питания. Теперь внимание, вопрос: насколько реально высок этот риск? 

Вывод: в целом все неплохо, но есть скрытые риски

Итак, в международном сравнении Швейцария и в самом деле середняк там и тогда, где и когда речь идет о продаже пестицидов и об ограничении в области их использования. Однако и власти, и левые партии охотно скрывают тот факт, что в области динамики сокращения использования некоторых особенно опасных видов пестицидов (например, гербицидов) страна добилась куда большего прогресса, чем это готовы признать сторонники запретов всего и вся. Пестициды, разрешенные к применению в Швейцарии, как правило, отнюдь не самые токсичные, более того, около 40% продаваемых в стране пестицидов вполне можно использовать даже в так называемом биоорганическом сельском хозяйстве.

Внешний контент

Одним из факторов риска, который редко учитывается и почти не виден в пропагандистских материалах партий и СМИ мейнстрима, является фактор стойкости остатков пестицидов в воде, грунтовых водах и в почве. Швейцарский химик Бернхард Верли (Bernhard Wehrli), учёный Высшей технической школы Цюриха (ETHZ) со специализацией в области химии, физики, биологии и технологии воды, указал недавно в своем блоге, что некоторые пестициды, такие как атразин (средство от сорняков), остаются «обнаруживаемыми в течение десятилетий, даже если это вещество давно уже было запрещено». Он также предупреждает о метаболитах пестицидов, которые в некоторых случаях более растворимы в воде и имеют больший срок жизни, чем сами пестициды. Уточним, что метаболит — это продукт метаболизма каких-либо соединений. 

Метаболиты бывают первичными, вторичными, промежуточными (подвергающимися дальнейшим биотрансформациям) и конечными, не подвергающимися дальнейшей биотрансформации и выделяемыми из организма с экскрементами, потом, выдыхаемым воздухом. Одним из таких примеров является фунгицид хлороталонил, который все еще используется в Швейцарии, но чья сертификация не была продлена в ЕС из-за его возможного канцерогенного воздействия на организм людей. Недавний анализ трех с лишним десятков образцов грунтовых вод в Швейцарии обнаружил следы метаболитов хлороталонила во всех образцах и следы новых метаболитов в 20 образцах. 

По словам экспертов, свойства этих метаболитов делают их трудно фильтруемыми или разрушаемыми даже с помощью самых современных технологий очистки воды, таких как активированный уголь и озонирование. Это означает, что природные экосреды имеют своего рода инерцию и даже при принятии правильных решений в плане запретов тех или иных веществ все равно быстро «развернуть» этот корабль на новый курс так сразу нельзя. Но зато возникает «серая зона», пригодная для пропаганды и манипуляций. 

Перестать бояться ГМО

Кроме того, здесь существует и еще один нелюбимый пропагандистами и журналистами фактор, который влияет на количество пестицидов, используемых в сельском хозяйстве в данном конкретном году, а именно погода. Такие технологии, как роботизированные контроллеры сорняков, уже позволили Швейцарии сократить объемы используемых прополочных химических средств, но масштабы применения других синтетических пестицидов, таких как фунгициды, сильно меняются в зависимости от погодных условий. 

Проверка фактов — как это делается в SWI swissinfo.ch?

Признайтесь: порой вам попадается на глаза газетный заголовок или пропагандистский лозунг на предвыборном плакате, а потом вы спрашиваете себя: «А так ли это? Может ли это быть правдой?» Наша цель как журналистов — не обслуживать клише и предвзятые мнения, возникшие в «сетевых информационных пузырях», но взять такое высказывание и провести его экспресс-тестирование на предмет точности и адекватности. 

Журналистика не нужна, потому что всё есть в интернете? Практика уже не раз показала, что это не так и что иные сайты и блоги, претендующие на правду, просто лгут вам в лицо. Например, есть ли в Швейцарии государственные СМИ и цензура? Иные сайты лгут — и не краснеют. А мы изучаем факты и предоставляем нашим читателям дополнительный контекст, используя общедоступную информацию и интервью с ведущими политическими и общественными деятелями. Наш фактчекинг стремился быть объективным, а методика отбора высказываний для проверки — беспристрастной и не зависящей от партии или идеологии. 

В первую очередь мы фокусируемся на лозунгах, заявлениях и утверждениях, сделанных политиками и общественными деятелями в ходе политических кампаний накануне общенациональных референдумов. Однако мы также проверяем на правдивость и заявления, сделанные известными личностями за пределами сферы политики. Это происходит в том случае, если затронутые ими темы имеют особенно важное значение для швейцарской и международной общественности. Наконец, мы также проверяем популярные утверждения о самой Швейцарии на предмет их обоснованности.

Когда мы решаем, какие утверждения или лозунги мы хотим проверить, мы также спрашиваем себя:

Основано ли данное утверждение на поддающихся проверке фактах?

Действительно ли это заявление представляет общественный интерес?

Отзывается ли это заявление эхом в общественном мнении, формируя его?

Процедура поиска, проверки и оценки утверждений у нас всегда одинакова. Мы используем только общедоступную информацию и опираемся интервью с экспертами и по возможности даем ссылки на интернет-ресурсы. Наши выводы основаны на доказательствах и фактах, имевшихся на момент расследования.

Оценка правдивости сделанных заявлений имеет четыре градации:

«Верно» (утверждение верно);

«Введение в заблуждение» (имеются пропуски, преувеличения, умолчания, противоречия или элементы, представленные таким образом, что в итоге, намеренно или ненамеренно, но создается вводящее в заблуждение впечатление);

«Ложь» (утверждение неверно);

«Не доказано» (утверждение не может быть доказано).

Мы тоже можем ошибаться. Если наша проверка фактов содержит ошибки, то сообщите нам об этом в вежливом, конструктивном и рациональном стиле. Мы рассмотрим эти возражения, и если мы сделаем вывод, что и в самом деле у нас имело место ошибочное суждение, то обязательно исправим его как можно скорее. В конце статьи мы поместим примечание о внесенном изменении. Напишите нам, если вы заметили ошибку в нашей публикации. 

Присылайте нам при этом ссылки на другие источники и на другие факты. Мы всегда на связи и готовы вступить с вами в диалог. В этом наше отличие от «интернетов», «соцсетей» и «мусорных сайтов». А вы знали, кстати, что анонимные алгоритмы соцсетей трут комменты и что ваше мнение в «фейсбуках» и прочих социальных СМИ по сути никто никогда не видит? У нас же вы можете принять участие в дебатах и превратить ваш комментарий в настоящий журналистский контент, который никуда не исчезнет. Попробуйте пройти по этой ссылкеВнешняя ссылка. Спасибо!

End of insertion

Ева Райнхард (Eva Reinhard), руководитель швейцарского федерального НИИ проблем сельского хозяйства Agroscope, объясняет это тем, что в теплые и влажные годы грибки и бактерии размножаются в геометрической прогрессии, что приводит к необходимости более массированного использования фунгицидов. Но сейчас в стране ведется работа по выведению сортов сельхозкультур, более устойчивых, например, к картофельной парше. 

Однако, по её словам, одним из препятствий на этом пути является нежелание общественности перестать испытывать необоснованный страх в отношении генетически модифицированных продуктов питания. «Генетически модифицированный картофель устойчив к патогенам и не нуждается в опрыскивании. И тут мы сталкиваемся с дилеммой: потребители хотят иметь дешевые продукты без пестицидов, но перестать бояться генетически модифицированных культур они не хотят», — резюмирует Ева Райнхард.

Общий вывод: народная законодательная инициатива «За Швейцарию без синтетических пестицидов» отвечает критерию «Введение в заблуждение», то есть в ее тексте и в пропаганде вокруг нее имеются пропуски, преувеличения, умолчания, противоречия или элементы, представленные таким образом, что в итоге, намеренно или ненамеренно, но создается вводящее в заблуждение впечатление.

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?