Your browser is out of date. It has known security flaws and may not display all features of this websites. Learn how to update your browser[Закрыть]

Сильный франк


Штормовое предупреждение для швейцарской экономики?


Автор: Самуэль Жабер (Samuel Jaberg)


Грозовые тучи на горизонте: Компания «Lamineries Matthey SA» в кантоне Берн специализируется на производстве машин для особо точного холодного калибровочного проката. (Lamineries Matthey SA)

Грозовые тучи на горизонте: Компания «Lamineries Matthey SA» в кантоне Берн специализируется на производстве машин для особо точного холодного калибровочного проката.

(Lamineries Matthey SA)

С момента исторического отказа швейцарского Национального (центрального) банка от поддержки фиксированного обменного курса франка к евро прошло полгода. За это время швейцарская промышленность, особенно работающая на экспорт, успела в полной мере ощутить на себе последствия этого шага. Ситуация на рынке труда пока остается в Швейцарии устойчивой, однако нельзя исключать, что к концу текущего года компаниям придется начать увольнять персонал.

Последние полгода Рольф Мустер (Rolf Muster) живет, что называется, на нервах. «Швейцарские предприятия станкоинструментальной промышленности уже не раз сталкивались с циклическими кризисами, и они к этому привычны! Но сегодня ситуация и в самом деле тяжелая. Мы как будто бы летим в самолёте без пилота, и никто не в состоянии понять, что прямо по курсу у нас — глухая стена». Такова ситуация в экономике Швейцарии по версии главы фирмы «Schaublin Machines SA».

Ее основные мощности расположены во франкоязычной части кантона Берн, ее специализация — производство точной металлообрабатывающей техники, пользующейся большим спросом за рубежом. Отмена полгода назад швейцарским Национальным (центральным) банком фиксированного обменного курса франка к евро и последовавшее за этим стремительное укрепление национальной валюты Конфедерации стали для фирмы Рольфа Мустера серьезной проблемой.

Еще в 2014 году эта компания добилась годового торгового оборота в 40 миллионов франков, но теперь о таких показателях, видимо, придется забыть. И в самом деле, в период с 1 января по 31 мая 2015 года общий портфель заказов компании «Schaublin Machines SA» сократился почти на 60%. По словам Р. Мустера, он выражает настроения «многих других, оставшихся неназванными, предпринимателей», которые, как и он, ищут возможности пережить сложившуюся нелёгкую ситуацию, желательно, без особых потерь. Самому же ему уже пришлось уволить около 10 человек и перевести ещё 35 своих сотрудников на сокращенную рабочую неделю.

Если курс франка продолжит колебаться на уровне полного паритета с евро, то не исключено, что Рольфу Мустеру придётся пойти на сокращение половины своего персонала, общая численность которого составляет сейчас 120 человек. «Во время кризиса 2009–2010 годов, мы, по крайней мере, понимали, что мировая экономика так или иначе, скоро стабилизируется и вновь наберет ход. В данной же ситуации особенно настораживает то, что мы не видим перспектив улучшения, так как очевидно, что резкого снижения франка по отношению к евро пока ждать не стоит», — указывает он.

Вкладывать в инновационное развитие? Да, но что?

Больше всего Рольф Мустер недоволен позицией ЦБ и слишком пассивным, на его взгляд, курсом министра экономики Швейцарии Иоганна Шнайдера-Амманна (Johann Schneider-Ammann). На громкие слова политиков о том, что стране нужно активнее стимулировать развитие инноваций и повышать конкурентоспособность товаров, «сделанных в Швейцарии», он уже давно не обращает никакого внимания.

«Обычно в НИОКР мы инвестируем примерно 10% от нашей прибыли. Только как мы можем увеличивать инвестиции в этом направлении, если наш торговый оборот сократился практически вдвое? Оборудование, которое производят немцы — наши основные конкуренты — буквально за ночь подешевело на 15%, причем им для этого вообще не понадобилось что-либо делать, они в своих станках не заменили ни единого болта», — сетует Р. Мустер.

Аналогичные опасения звучат и со стороны представителей отраслевой ассоциации «Swissmem» («Dachverband der Schweizer Maschinen-, Elektro- und Metall-Industrie»), объединяющей предприятия машиностроительной, электротехнической и металлообрабатывающей промышленности и обеспечивающей в Швейцарии почти 380 тыс. рабочих мест. «Большинство предприятий, входящих в нашу ассоциацию, серьёзно пострадали от решения ЦБ отказаться от защиты фиксированного обменного курса франка к евро», — говорит Филип Кордоньер (Philipe Cordonier), топ-менеджер «Swissmem», ответственный за франкоязычную часть Швейцарии.

Некоторое время шок от резкого усиления франка (кстати, уже второго по счету, начиная с 2011 года) удавалось смягчать за счёт мер по сокращению накладных расходов, то есть дополнительных к основным расходам затрат на управление, организацию и обслуживание производства. Помогали и заказы, сделанные еще в период до 15 января 2015 года, то есть до отмены фиксированного курса.

Поэтому за три месяца, прошедших с момента судьбоносного решения ЦБ, на предприятиях швейцарской станкостроительной индустрии, почти на 80% работающей на экспорт (60% её продукции вывозится в страны ЕС) было потеряно «лишь» 2 тыс. рабочих мест. Что касается прогнозов относительно будущего экономики Швейцарии в целом, то они хоть и были скорректированы в сторону понижения, но в целом продолжали быть довольно благоприятными (см. инфобокс).

Под угрозой 30 тыс. рабочих мест?

Однако теперь, спустя полгода, ведя переговоры с клиентами и заказчиками, руководители швейцарских малых и средних предприятий настроены уже не столь оптимистично. «Второе полугодие будет очень тяжелым. Если число заказов и в самом деле пойдет на убыль, то вполне возможно, что очень скоро мы столкнемся с по-настоящему массовыми увольнениями», — говорит Филип Кордоньер.

Президент Союза работодателей Швейцарии (Schweizerischer Arbeitgeberverband) Валентин Фогт (Valentin Vogt), выступая недавно на страницах воскресной газеты NZZ am Sonntag, заявил, что через шесть — девять месяцев под угрозой ликвидации могут оказаться около 30 тыс. рабочих мест, при условии, если франк продолжит колебаться вокруг отметки 1,05 евро. Пьерлуиджи Феделе (Pierluigi Fedele), член правления влиятельного швейцарского профсоюза Unia, с такими оценками согласен:

«В сфере промышленности рабочие места исчезают каждый день. Пока это в основном касается людей, работающих на срочных контрактах, которые им потом просто не продлевают, или пенсионеров, которые уходят на заслуженный отдых, а их должности тут же сокращают. В итоге на общей уровень безработицы данная ситуация пока значительного влияния не оказывает».

Однако, как подчеркивает он, «многие руководители малых и средних предприятий (МСП), особенно во франкоязычной части кантона Берн, не исключают, что им придётся пойти и на куда более «непопулярные» меры». Кроме того, П. Фиделе беспокоит и тот факт, что новый этап структурных преобразований экономики Швейцарии не ведет к созданию новых рабочих мест.

Под ударом — субподрядчики

Если внимательно проанализировать ситуацию в области швейцарской станкоинструментальной промышленности, то можно увидеть, что первыми от укрепления национальной валюты страдают многочисленные мелкие субподрядные фирмы и поставщики комплектующих.

«От многих клиентов в Швейцарии мы уже получили довольно резкие письма с требованиями снизить наши отпускные цены», — говорит, например, Юрг Хефели (Jürg Haefeli), глава компании «Lamineries Matthey SA», специализирующейся на производстве машин для особо точного холодного калибровочного проката. «Параллельно наши европейские конкуренты активно используют создавшееся положение, проводя очень агрессивную ценовую политику».

Результат плачевен: клиенты уходят, портфели заказов худеют, норма прибыли, и без того скромная, сокращается в еще большей степени. «Нам не остается ничего другого, как в очередной раз повысить производительность труда, если только мы, конечно, хотим сохранить позиции, которые мы имели до 15 января 2015 года. Однако мгновенно такие задачи не решаются, на это потребуется от четырех до пяти лет. Нам еще повезло, мы накопили серьезные финансовые резервы, но для предприятий нашей отрасли такие запасы «на черный день», скорее, нехарактерны», — говорит Ю. Хефели.

Сложности часовой индустрии

Укрепившийся швейцарский франк ударил, в первую очередь, по предприятиям машиностроительной и металлургической промышленности, но кризис может очень скоро охватить и другие отрасли швейцарского производства. Представители химической, фармацевтической и пищевой промышленности — а эти отрасли, как известно, до сих пор довольно неплохо справлялись с кризисом — тоже начали публично высказывать свои озабоченности в связи со сложившейся ситуацией.

Бремя перемен на валютном рынке начала ощущать на себе даже швейцарская часовая индустрия, флагман экспорта, который в последние годы, прежде всего, за счёт почти безграничного доверия потребителей к бренду «swiss made» («сделано в Швейцарии»), сохранял очень неплохую рентабельность продаж.

«Укрепление национальной валюты стало еще одним негативным пунктом в целом каталоге проблем, многие из которых проявились задолго до 15-го января», — говорит Франсуа Матиль (François Matile), генеральный секретарь «Союза работодателей швейцарской часовой индустрии» («Arbeitgeberverband der Schweizerischen Uhrenindustrie» — «CP»). «Пока разные фирмы испытывали трудности разных масштабов, но вот пройдут традиционные для часовщиков июльские каникулы, и всем нам может очень сильно не поздоровиться».

Без паники

А вот Антонио Рубино, генеральный секретарь Западно-швейцарского Объединения швейцарской машиностроительной промышленности («Groupement suisse de l’industrie mécanique» — «GIM»), впадать в панику не спешит. Ситуацию он видит не столь уж мрачно.

«Да, в результате отказа от фиксированного курса франка к евро серьёзно пострадало около 40% входящих в наше объединение предприятий. С другой стороны, еще 40% предприятий, импортирующих своё основное сырьё из еврозоны, получили заметную прибыль, при этом 20% компаний не ощутили на себе вообще никаких изменений», — говорит Антонио Рубино.

По его мнению, повода для беспокойства нет. «Безусловно, отмена привязки курса франка к евро стала шоком, и предстоящие годы будут нелёгкими для швейцарской промышленности. С другой стороны, для многих руководителей промышленных предприятий все это стало поводом и стимулом к реорганизации производства, к отказу от продукции со средней или низкой добавленной стоимостью. Угрозы масштабной деиндустриализации страны, я думаю, не существует».

Ухудшение прогнозов

Согласно прогнозам, опубликованным в середине июня Государственным секретариатом по вопросам экономики (SECO), рост курса швейцарского франка не должен стать причиной экономического спада в Швейцарии, при условии, конечно, сохранения устойчивого внутреннего спроса и улучшения мировой экономической конъюнктуры.

Тем не менее, было отмечено, что «адаптация» к дорогой национальной валюте будет «нелёгкой», в результате чего вероятно небольшое снижение экономического роста страны (ВВП возрастёт только на +0,8% в 2015 году).

Для сравнения, ЦБ Швейцарии в настоящее время прогнозируют рост валового внутреннего продукта Швейцарии в 2015 году на менее, чем на 1%, в то время как банки UBS и Credit Suisse прогнозируют повышение на 0,5% и 0,8% соответственно.

Эксперты Центра исследования промышленной конъюнктуры при Высшей технической школе Цюриха (KOF ETH) настроены более пессимистично. Аналитики KOF предсказывают, что после временной рецессии, рост ВВП составит лишь 0,4%.

Швейцарский ЦБ и долги Греции

Как сообщил 29 июня президент Швейцарского национального (центрального) банка Томас Йордан (Thomas Jordan), ЦБ Конфедерации был вынужден провести интервенцию на валютном рынке для того, чтобы не допустить дальнейшего укрепления швейцарской национальной валюты по отношению к евро.

Этот шаг он обосновал тем, что в результате возможного выхода Греции из зоны хождения евро инвесторы могут в еще большей степени начать переводить свои активы в «надежные» валюты, к которым, кроме британского фунта, относится сейчас и франк, что повлечет рост спроса на эти валюты, а значит и их чрезмерное укрепление.

Интервенция швейцарского ЦБ стала первой с момента его отказа поддерживать фиксированный обменный курс франка и евро в январе 2015 года. Эксперты исходят из того, что Греция и «тройка» международных инвесторов так и не смогут добиться какого-то урегулирования проблемы греческих долгов, а потому востребованность швейцарского франка в качестве «надежной гавани» для инвесторов будет, скорее всего, расти и дальше.

Как заявил, однако, главный экономист банка UBS Андреас Хёферт (Andreas Höfert) в интервью газете La Liberté, финансовые рынки прекрасно знают, что интервенционные возможности швейцарского ЦБ не являются бесконечными. В качестве наиболее адекватного на данный момент инструмента борьбы с укреплением национальной валюты А. Хёферт назвал увеличение отрицательной доходности по вкладам и депозитам. В настоящий момент этот показатель находится на уровне −0,75%.



Перевод на русский и адаптация: Екатерина Филеп, swissinfo.ch

×