Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Разговор с классиком Владимир Федосеев: «Музыка заменяет дипломатию»

Владимир Федосеев с удовольствием подписал и подарил русской редакции swissinfo экземпляр своей книги «Мир русской музыки» на немецком языке.

(unknown)

В конце октября 2014 года в Швейцарии с концертами побывал Большой симфонический оркестр имени П. И. Чайковского (БСОВнешняя ссылка) под управлением Владимира ФедосееваВнешняя ссылка. В эксклюзивном интервью порталу swissinfo выдающийся дирижер и музыкант рассказал о своей новой книге, только что вышедшей на немецком языке, о современной культурной и духовной атмосфере в России и о глубоких связях маэстро со Швейцарией.

С 25 по 27 октября 2014 года Владимир Федосеев и БСО выступили в Швейцарии вместе с известным австрийским пианистом Рудольфом БухбиндеромВнешняя ссылка. Концерты прошли в Цюрихе (зал «Tonhalle»), Женеве («Victoria Hall»), Берне («Kultur Casino»). Состоялся один концерт и в немецком Фрайбурге. Были исполнены Первый фортепианный концерт И. Брамса и Шестая симфония П. Чайковского.

Концерт в Берне в переполненном зале «Kultur CasinoВнешняя ссылка» с его великолепный акустикой и архитектурой в стиле позднего барокко стал достойным завершением швейцарского турне оркестра. Дуэт Р. Бухбиндера и БСО создавал иллюзию спонтанного импровизационного диалога, но при этом чувствовалась лидирующая роль солиста. Масштабность исполнительской манеры этого великолепного австрийского музыканта основана на скрупулезном исследовании первоисточников, и в этом он близок по духу Федосееву (см. отрывки из его книги).

Исполнение Шестой симфонии еще раз подтвердило славу БСО как глубочайшего интерпретатора музыки П. И. Чайковского. Объёмная палитра красок, блестящая ансамблевая игра, идеально отточенные соло — все это можно назвать совершенной техникой, если бы это ни было чем-то большим. Своим исполнением оркестр буквально заворожил зал, вызывая у слушателей подлинное потрясение своей бесконечной кантиленой, взрывной экспрессией, иногда мощным и энергичным, а иногда нежным и утонченным дыханием фраз.

Из книги Владимира Федосеева «Мир русской музыки»

«Мы хотим попробовать немного расширить перспективу — взглянув на нее с точки зрения исполнителя, который всю свою жизнь старался не пережевывать четыре-пять репертуарных произведений, но сделать слышимым всё то музыкальное богатство, что было подарено миру Россией».

«Воля композитора не есть мертвый объект, это не музейный экспонат вроде нот, она живет исключительно благодаря и за счет интерпретации, она оживает, одухотворенная жизнью, подаренной ей исполнителем, причем интерпретация сама по себе не остается неподвижной на одном месте, она постоянно развивается дальше».

«В своем исполнительстве я всегда исхожу из воли автора, а распознать эту волю дирижер может, внимательно изучая партитуру. Именно добросовестное прочтение партитуры и является залогом истинности и аутентичности музыкального произведения. При этом исполнительский успех немыслим без интуиции. ...И так дирижер в ходе исполнения становится соавтором композитора».

«Хороший исполнитель обязан обладать не только техникой, но также и музыкальной интуицией. Он должен иметь душу. И тут мне вспоминается Владимир Горовиц. Этот пианист, даже исполняя сухие этюды Муцио Клементи, умудрялся превращать ее в чудесную музыку, потому что ему удавалось познать и воспроизвести его вещи своей музыкальной душой».

Fedosejev, Vladimir — Die Welt der russischen Musik. Aufgezeichnet von Elisabeth Heresch und Wilhelm Sinkovicz — Hardcover mit Schutzumschlag, 192 Seiten, 22 Abbildungen. Edition Steinbauer, Wien, 2013.

Конец инфобокса

Последняя из симфоний Чайковского предстала возвышенно-целостным высказыванием, напоминая эпическую трагедию колоссального драматического напряжения. В ответ на восторженные бесконечные аплодисменты публики Федосеев и его музыканты трогательно сыграли на бис «Вальс» Георгия Свиридова из музыки к кинофильму «Метель» и зажигательный «Испанский танец» из балета «Спящая Красавица» Чайковского.

swissinfo.ch: Владимир Иванович, расскажите, пожалуйста, подробнее о вашем новом проекте, книге «Мир русской музыки»Внешняя ссылка, вышедшей недавно на немецком языке?

Владимир Федосеев: Эта идея возникла довольно давно. Исходя из опыта, скажу, что Запад мало знает о нашей музыкальной культуре, о духовной жизни России, особенно сейчас. Думаю, гораздо меньше, чем о политическом или экономическом состоянии.

Вильгельм Синкович (Wilhelm Sinkovicz), мой большой друг и корреспондент австрийской газеты «Die Presse», спросил меня, как я отношусь к идее создать книгу по накопившимся материалам моих интервью и на основе моих высказываний о нашей музыкальной культуре — и прошлых лет, и современной. Я согласился, и мы еще несколько раз встречались, работая над содержанием.

Для меня это история моего личного художественного опыта, связанная с периодами второй мировой войны и с Ленинградской блокадой, с послевоенным советским и постсоветским, перестроечным временем. Так что мне было о чем рассказать.

swissinfo.ch: Почему книга «Мир русской музыки» вышла именно на немецком языке?

В.Ф.: Я очень рад, что книга вышла именно на этом языке. С Германией у России были разные отношения — от самых теплых до самых холодных, военных. Но, что характерно, мы всегда объединялись на почве культуры. Мы, например, очень многому учились у немцев. Та же дирижерская школа к нам пришла из Германии. Я многое взял из этой школы. Мой профессор Лео Гинсбург в довоенные годы учился в Германии у Виктора Клемперера. 

За последние полвека мы тоже принесли на Запад новые веяния. Например, наша струнная школа является одной из лучших в мире. В США ее полностью взяли на вооружение, благодаря, конечно, тому, что многие наши замечательные педагоги теперь живут и преподают за рубежом.

swissinfo.ch: Какова основная идея этой книги?

В.Ф.: Для меня эта книга как дверь. Согласитесь, наша культура, которая была закрытой многие годы, пережила наибольший расцвет, как ни странно, именно в советский  период. Государство следило за развитием художественного образования и поддерживало его, создало целую инфраструктуру по развитию музыкальной культуры. Конечно, это касалось официальной культуры, для которой руководство страны создало определенное русло. То, что не вписывалось в рамки системы, подвергалось запрещению, многие  что называется, «писали в стол».

Самый яркий пример, конечно же, Дмитрий Шостакович, личность которого не вписывалась в рамки системы. Я встречался с ним несколько раз, правда эти встречи были недолгими, он всегда был очень занят. Последний раз мы вместе сидели на исполнении его 15-ой симфонии в Москве, когда дирижировал его сын Максим. С каждым годом его образ лишь возвеличивается в моих глазах. Это самый исполняемый русский композитор в мире.

При необходимости он гениально писал и конъюнктурные вещи, это было, конечно, чтобы его лишний раз власти его не «кусали».  Он написал множество советских песен, музыку к советским кинофильмам, среди которых «Бронепоезд Потемкин», «Пять дней, пять ночей», или, например, взять его кивок в сторону власти оперетту «Москва — Черемушки».

Но ведь и это были гениальные сочинения, вполне соответствующие уровню его таланта. В книге об этом говорится. Но и Шостаковичу приходилось тяжело под давлением. Вспомнить только травлю оперы «Леди Макбет Мценского уезда» или запрет на его Четвертую симфонию.

swissinfo.ch: О ком из великих музыкантов Вы еще упоминаете в книге?

В.Ф.: Я был знаком с Арамом Хачатуряном, ярко национально выраженным композитором, который черпал творческие силы в фольклоре. С Борисом Чайковским — замечательным композитором, которого на Западе, к сожалению, очень мало знают.

Неизгладимое влияние на меня оказал Георгий Свиридов, оставивший в музыке гигантский след. Для меня он второй после Шостаковича. В основном Свиридов писал хоровые сочинения,  его интересовало  творческий процесс, связанный, как он говорил, с «великим словом».

Классика сегодня Страна классики

PLACEHOLDER

В Европе Швейцария является лидером в области музыкальных фестивалей, причем большая доля этих фестивалей приходится на классическую музыку. Все они имеют высочайшую мировую репутацию. В чем причина? Музыкальные критики делятся мнениями на этот счет.

Швейцария является настоящим раем не только для лыжников, но и для любителей музыки. Лидерами классического искусства в стране являются такие прославленные коллективы, как Цюрихская опера, оркестры «Tonhalle-Orchester» и «Orchestre de la Suisse Romande» («Оркестр франкоязычной Швейцарии»).

К ним, однако, следует добавить и множество летних фестивалей классической музыки. Это фестивали в городах Люцерн и Вербье, фестиваль имени Иегуди Менухина в Гштааде, фестиваль «Progetto Martha Argerich» в Лугано, «Музыкальный сентябрь» в Монтрё, фестиваль в г. Сьон.

Самым заметным является, конечно же, фестиваль в Люцерне, основанный в 1938 году и проходящий в последние годы в потрясающем Люцернском дворце концертов и съездов (Kunst- und Kongresshaus - KKL). Стоимость билетов на отдельные концерты фестиваля может достигать 200-300 швейцарских франков.

Именно это обстоятельство и выступает поводом для частой критики, мол, такого рода музыкальные форумы по карману только элите, тем более что спонсорами таких фестивалей зачастую выступают крупные банки и роскошные бренды.

В какой-то степени все это так и есть, но следует учитывать, что составление программы фестиваля и приглашение заметных и знаменитых участников стоит немалых денег. Самое интересное заключается в том, что в Швейцарии такие деньги есть – и достаточном количестве.

PLACEHOLDER

Мир, стремящийся к переменам

«Объяснить секрет швейцарских фестивалей классической музыки, в самом деле, можно наличием денег. Однако музыкальная панорама последних лет попала в ситуацию застоя, она как бы замерла, парализованная страхом перед переменами.

Музыканты хотят обеспечить себе возможность регулярно участвовать в таких смотрах, а средний возраст публики в зале не на много отличается от возраста членов правлений фирм-спонсоров. Я считаю, что швейцарская музыкальная сцена просто удручающа», - таков уничтожающий приговор известного британского писателя (автора книги "The Maestro Myth") и музыкального критика Нормана Лебрехта (Norman Lebrecht).

По его мнению, самая большая опасность, например, для Фестиваля в Люцерне состоит в том, что весь он сконцентрирован на двух «столпах» мировой классики: на французском композиторе и дирижере Пьере Булезе (Pierre Boulez) и на итальянце Клаудио Аббадо (Claudio Abbado). Для многих последний является лучшим из ныне живущих дирижеров.

«Репутация Люцерна возникла только благодаря этим двум именам. Однако оба они уже в порядочном возрасте и имеют серьезные проблемы со здоровьем. И когда поэтому однажды они оба не смогли приехать в Люцерн, фестиваль заметно пошатнулся. Самое досадное заключается в том, что до сих пор на горизонте нет молодых преемников, и плана по поиску такой молодежи тоже нет», - утверждает Н. Лебрехт.

Напротив, весьма положительные слова этот авторитетный критик нашел для таких фестивалей, в рамках которых первое место уделяется исключительно художественным ценностям. «Хорошим примером в этом смысле является мало кому известный фестиваль «Progetto Martha Argerich» в Лугано», - говорит Н. Лебрехт. 

В центре этого смотра классической музыки – живущая в Швейцарии легенда мирового фортепианного искусства из Аргентины Марта Аргерих (Martha Argerich). Она, кстати, регулярно участвует и в программах фестиваля в г. Вербье.

Музыкальная академия в Альпах

«В Вербье с музыкантами можно, зачастую, общаться в непосредственной близи – это просто удивительно. Для любителей музыки этот фестиваль является огромной ценностью», - говорит Луис Суньен (Luis Suñén), основатель и издатель ведущего испанского журнала классической музыки «Scherzo» (Мадрид).

По его мнению, успех фестиваля в Вербье заключается «в умелом равновесии между концертами и камерной музыкой». Свою роль играет и "Фестивальный оркестр Вербье" ("Verbier Festival Orchestra"), играющий роль локомотива и флагмана всего мероприятия.

В его рядах молодые музыканты до 30 лет из Европы, Азии и Америки получают уникальную возможность пройти практику игры под руководством лучших дирижеров мира. Такая привилегия является весьма важной составной частью репутации фестиваля.

В последние годы особый акцент на вопросах музыкального образования делает и Фестиваль в Люцерне. В рамках этого праздника музыки молодые дирижеры со всего света могут участвовать в мастер-классах под руководством Булеза, Аббадо, или, например, голландского мастера Бернарда Хайтинка (Bernard Haitink).

«Не забудем и волшебные горные ландшафты – швейцарские фестивали проходят, ведь, как правило, в красивейших городах страны», - говорит Джессика Дюшен (Jessica Duchen) из Англии, романистка, музыкальный критик газеты «The Independent» (Лондон). Тем не менее, и у нее находится слово критики. По ее мнению программы швейцарских фестивалей слишком консервативны, а спонсоры слишком уж «настырно лезут в глаза».

При этом она высоко оценивает усилия устроителей фестиваля в Вербье, старающихся дать ведущим мировым музыкантам возможность выступить вместе, на одной сцене. «Иногда, - правда, не всегда, но, тем не менее, - программы этого фестиваля напоминают мировую антологию классики», - восхищенно говорит Дж. Дюшен.

Проблемой всех швейцарских фестивалей, по ее мнению, является, практически, одна и та же обойма выступающих музыкантов с одним и тем же репертуаром. Нередко одного и того же дирижера можно увидеть сначала в Вербье, потом в Гштааде, потом в Люцерне и Монтрё. И все они стараются завоевать благосклонность одних и тех же спонсоров и одной и той же публики. «Но такое можно наблюдать не только в Швейцарии, но и в целом по Европе», - уточняет Луис Суньен.

Модель для будущего

Будет ли Швейцария в ближайшем будущем в состоянии сохранить свое лидерство в мире фестивалей классической музыки? По мнению Дж. Дюшен – будет, но при условии повышенного внимания к вопросам образования и воспитания.

«В центре концепции фестивалей в Люцерне и Вербье стоит как раз идея просвещения и образования, и именно это превращает эти форумы в нечто большее, чем просто в повод для миллионеров в очередной раз выйти вечером в свет. Музыка должна быть доступна всем для того, чтобы она могла исполнять свои воспитательные функции, особенно в отношении молодого поколения», - уверена она.

«В задачу любого фестиваля должен входить диалог с тем обществом, на территории которого данный фестиваль проходит. Фестивали должны что-то давать им, а не просто «отбивать» вложенные  спонсорами миллионы. И кстати, хороший спонсор всегда понимает  это – или должен, по крайней мере, понимать», - считает издатель журнала «Scherzo».

По его убеждению, «в основе любого фестиваля и любой политики в области культуры находятся два фундаментальных аспекта: влияние на общество и обновление публики. Обе цели достичь не так-то и легко, и часто создается впечатление, что самые эксклюзивные фестивали уверены, что их пожилая эксклюзивная публика будет хранить им вечную верность. Однако необходимо, все-таки, в конце концов, делать ставку и на будущее».

По мнению Нормана Лебрехта все зависит о того, кто занимает высшие посты в соответствующих культурных структурах и институтах. «Будущее классической музыки в Швейцарии зависит от  того, какие кадровые решения на руководящем уровне будут приняты в ближайшее время в таких коллективах, как «Tonhalle-Orchester» в Цюрихе или «Orchestre de la Suisse Romande» в Женеве. Оба коллектива очень нуждаются в «молодой крови» как в художественной сфере, так и в области менеджмента».

Свиридов был мне как духовный отец. Я сыграл все его симфонические сочинения. Роман Семенович Леденёв сегодня продолжает его традицию. Все это и многое другое отражено на страницах моей книги.

swissinfo.ch: Как влияют современные трагические события, имеется в виду конфликт на востоке Украины, на Ваше творчество, на Вашу работу в качестве дирижера одного из ведущих оркестров России и мира?

В.Ф.: Благодаря культуре у нас остается множество позитивных, хороших связей с разными странами, а «нестыковки» в основном связаны с политикой. Но мы политикой не занимаемся. Наша политика – это музыка, а музыка — это международный язык, который подчас заменяет и дипломатию.

Кстати, незадолго до известных событий мы играли в Киеве. Так там студенты просто влезали в окна концертного зала. И когда люди вдохновлены хорошим исполнением программы и восторженно аплодируют после концерта, они меньше всего думают о политике, они движимы «велением сердца». Как сказал Гоголь «что бы мы делали, если бы музыка нас оставила?»… 

swissinfo.ch: Владимир Иванович, как Вы оцениваете нынешнюю духовную атмосферу в России?

В.Ф.: Для меня сейчас время надежды. Мы потеряли перестроечное поколение молодежи. Это был настоящий провал в культуре, когда музыка перестала интересовать людей, опустели концертные залы. Мой оркестр тоже прошел через этот тяжелейший период, когда мы могли потерять и помещение, и музыкантов из-за неимоверно низкой заработной платы. Но все мы самоотверженно боролись за сохранение оркестра.  

Я вижу, что новое поколение молодежи, кому сегодня только 15, должно встать во главе нашей культуры. Именно у них я ощущаю жажду духовного. Для меня это поколение не потеряно, как предыдущее. Сегодня в России сотни различных музыкальных фестивалей, и в центре и в регионах, на которых  выступают просто потрясающе одаренные дети.  Это не ушло.

Я рад, что это веяние поддерживается и различными фондами, и спонсорскими, и меценатскими организациями. И не просто поддерживается, а наращивается. Как ни странно, провинция сегодня предоставляет для развития культуры гораздо больше возможностей, чем столичные Москва и Санкт-Петербург.

swissinfo.ch: Есть ли разница в менталитетах русского и западного музыканта?

В.Ф.: И есть и нет…  Я десять лет руководил Венским симфоническим оркестром. Одну только эту ситуацию можно расценивать как неординарную.  Но я скажу больше, именно Вена помогла мне потом получить признание в России. Так вышло, что евангельская фраза, ставшая уже поговоркой  - «нет пророка в своем отечестве» — имеет ко мне прямое отношение. В России ко мне было недоверие.  

БСО в Швейцарии

Швейцарские концерты БСО им. Чайковского последнего десятилетия проходили, в основном, в рамках различных фестивалей.

С 1998 года БСО принимает участие в фестивалях фонда «Орфеум». В 2002 году оркестр выступил в Швейцарии на фестивале музыки Д. Шостаковича, исполнив его Третью, Восьмую и Девятую симфонии.

В 2012 году состоялось концертное турне оркестра в Швейцарии с пианистом Тео Георгиу. Сотрудничество БСО со швейцарскими музыкантами в России также имеет долгую и успешную историю.

За дирижерский пульт оркестра не раз вставал швейцарский дирижер Миша Дамев, с оркестром выступали швейцарские кларнетист Рето Бьери и валторнистка Зора Шлокар, меццо-сопрано Михаэла Зелингер и баритон Жиль Кашмай. Кроме того, Большой симфонический играл с швейцарским трио «Опус 100».

Конец инфобокса

Мои корни – народное искусство, я много работал с оркестром народных инструментов Всесоюзного радио и телевидения. И, конечно, я испытал давление и снобизм со стороны академистов, для которых народное искусство было «второсортно», «самодеятельно». Но они глубоко ошибались, ведь корни русской, да и любой другой музыкальной культуры, кроются в народном искусстве. И Глинка, и Чайковский – этому прямое доказательство.

swissinfo.ch: Мы беседуем с Вами в историческом концертном зале «Культур-Казино» в Берне, где пройдет завершающий концерт Вашего швейцарского турне, в рамках которого были также выступления в Цюрихе и Женеве. Как создавалась программа к этим гастролям?

В.Ф.: Программу тура в Швейцарии и Германии мы выбрали намеренно, предваряя юбилейный год Петра Ильича Чайковского. Его будут отмечать в России в 2015 году. Ведь наш оркестр носит имя Чайковского с 1993 года, как было сказано, «за подлинную, глубокую интерпретацию» его сочинений.  В Швейцарии, как и во всем мире, этого композитора очень любят.

Поэтому для концерта в Берне, например, мы выбрали его самое трагичное и самое известное сочинение — Шестую, последнюю симфонию, которая носит название «Патетическая». Вместе с известным австрийским пианистом Рудольфом Бухбиндером, с которым мы много работали в Вене, мы играем также Первый фортепианный концерт И. Брамса.

Я очень рад, что сегодняшний тур проходит в рамках празднования 200-летия российско-швейцарских отношений. По-моему, такое значительное событие — это хорошая возможность узнать как можно больше о культуре  другой страны, преодолеть политическое напряжение. Как мне кажется, отношения между Россией и Швейцарией были всегда довольно ровными.

swissinfo.ch: Как вы относитесь к Швейцарии, какие чувства испытываете к этой стране?

В.Ф.: Я люблю эту страну, в ней столько красот и столько бережного отношения ко всему своему, что нам должно было бы брать со швейцарцев пример. О высочайшем культурном уровне Швейцарии можно судить, в частности, по Цюрихской опере, оркестру зала «Тонхалле», и других, но, кроме того, я особенно ценю перспективность.

Посмотрите на швейцарские фестивали, на успех Люцернского фестиваля, например, на старание руководителей фестивалей, многого уже достигших. Дорожу я также швейцарскими слушателями, которых искренне люблю за понимание и эмоциональность. Я благодарен судьбе за возможность именно здесь воплотить многие свои творческие намерения и желания.

Моя регулярная работа в Цюрихе принесла мне радость от многих концертов и спектаклей. Кроме всего прочего, мне повезло, что я встретил в Швейцарии много сердечных людей, которые стали моими друзьями.

Русские проекты

Нынешние концерты Большого симфонического оркестра им. П.И. Чайковского в Швейцарии были организованы при участии и поддержке фонда «Мигро Культур-процент Классика» («Migros-Kulturprozent-ClassicsВнешняя ссылка»), одной из ведущих благотворительных и меценатских структур Швейцарии.

Мы попросили директора (Intendant) Фонда, известного дирижера Мишу Дамева (Mischa DamevВнешняя ссылка), рассказать, как у Фонда завязались контакты с Владимиром Федосеевым, что означает это сотрудничество, и какие еще «российские» проекты готовит «Мигро Культур-процент Классика» для публики.

«Владимир Федосеев для нас — это многогранный художник, настоящее „явление“ в искусстве. Без него немыслимы ни Оркестр им. Чайковского, ни русская культура в целом. Мне всегда очень интересно наблюдать за тем, как даже после 40 лет творческой карьеры он не прекращает удивлять мир своими новыми идеями», — рассказал нам М. Дамев.

«Я познакомился с Федосеевым, будучи в свое время директором цюрихского фестиваля классической музыки „Орфеум“ („Orpheum-Festival“), так что и маэстро, и его и оркестр знаю уже целых 20 лет. С тех пор мы регулярно сотрудничаем в рамках весьма плодотворных проектов, каждый раз творчески обогащавших нас обоих», — подчеркивает дирижер.

«Что касается русских проектов, то в ближайшее время мы планируем концерты с Российским национальным оркестром (РНО) и с оркестром Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева. В отношении текущего сезона я хотел бы указать на два специальных концерта, которые будут организованы по линии фонда «Мигро Культур-процент Классика» в женевском зале «Виктория Холл».

Так, 8 декабря там выступит виолончелист Миша Майский вместе с Камерным оркестром им. Ференца Листа, а 16 декабря любителей классики ожидает встреча с настоящей молодой звездой, пианистом Даниилом Трифоновым, который выступит в сопровождении камерного оркестра «Kremerata Baltica».

Конец инфобокса

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта