Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Россия - Швейцария Альпийский рог в руках российского музыканта

Аркадий Шилклопер - инновативная интеграция джаза, классики, фольклора и корневой музыки на основе редкого баланса импровизации и композиции.

Аркадий Шилклопер - инновативная интеграция джаза, классики, фольклора и корневой музыки на основе редкого баланса импровизации и композиции.

(swissinfo.ch)

Талантливый «духовик», джазмен и экспериментатор. Все это — Аркадий Шилклопер. А еще он единственный в России, кто смог освоить альпийский рог так, что в Швейцарии его признали едва ли не лучшим музыкантом, играющим на этом непростом инструменте.

«А вы ноктюрн сыграть смогли бы на флейте водосточных труб»?Поэтическая строка классика литературы неожиданно превращается в совершенно конкретный вопрос, на который есть столь же четкий ответ: да, если этим человеком является Аркадий Шилклопер, музыкант столь же разнообразный, сколь и парадоксальный и неожиданный.

Мы находимся в актовом зале средней школы небольшого швейцарского городка Шинцнах (Schinznach), примерно в получасе езды к юго-западу от Цюриха. Это настоящая швейцарская глубинка, одноэтажная Конфедерация, с частными домами, палисадниками и виноградниками, затаившимися в ожидании весеннего тепла. Аркадий пьет горячий чай и немного виновато улыбается — простудился, видать, где-то в дороге.

Рядом с ним — известный немецкий мастер по изготовлению музыкальных инструментов Франц Шюсселе. Специально для Аркадия он изготовил альпийский рог, на котором российский виртуоз будет играть сегодня вечером. Но до него очередь еще не дошла, а пока он колдует над теми самыми «водосточными трубами» из пластика. Одна вставляется в другую, потом на один конец надевается водопроводное колено, с другой стороны пристраивается мундштук — и можно репетировать.

«Это в тональности „фа“, правильно?», — спрашивает Аркадий у Франца. Музыкант хорошо говорит по-немецки, поэтому языкового барьера между ним и родиной альпийского горна нет. Потом он берет сооруженную из труб конструкцию и она... начинает звучать. Сильный и чистый звук взмывает под потолок, и деревянные перекрытия актового зала начинают вибрировать в унисон.

Внешний контент

Автором данного контента является третья сторона. Мы не можем гарантировать наличия опций для пользователей с ограниченными возможностями.

Редкий баланс

Играть на духовых музыкальных инструментах Аркадий Шилклопер (Arkady Shilkloper) начал рано, примерно с шести лет. За его плечами — учеба в знаменитой Гнесинке и Московской экспериментальной студии джазовой импровизации, работа в Большом театре и в Московском филармоническом оркестре. Все это немалый багаж и огромный опыт. И, в общем-то, хорошая карьера.

«Для меня театр и работа в нем напоминали армию», — говорит Аркадий Шилклопер, аккуратно прихлебывая горячий чай из скромного одноразового стаканчика. «Там есть командиры, иерархия, а я хотел иных возможностей...». Иные возможности — это очень на него похоже.

Одна из программ Аркадия даже так и называется — «Джазовые нестандарты», она возникла и была реализована исключительно по его инициативе в Нижнем Новгороде. Хотя говорить здесь о какой-то «программе» в смысле четко очерченного творческого метода, помещенного в какие-то жесткие административные рамки, наверное, не приходится. В его творчестве все течет, все изменяется, формы и форматы возникают как бы вдогонку за идеями и самой музыкой.

Таков, например, ансамбль «Moscow Art Trio», который возник в сотрудничестве с живущим в Осло российским пианистом Михаилом Альпериным, или же интернациональный квартет «Pago Libre», один из самых интересных европейских новоджазовых коллективов. Несмотря на уникальность и разнонаправленность, эти коллективы объединяет инновативная интеграция джаза, классики, фольклора и корневой музыки на основе редкого баланса импровизации и композиции.

Аркадий Шилклопер

Родился в 1956 году в Москве.

В 1974 году закончил Московскую военно-музыкальную школу по классу валторны.

В 1976-1978 гг. параллельно с занятиями в Гнесинском институте учился в Московской экспериментальной студии музыкальной импровизации.

В 1981году завершил обучение в Институте им. Гнесиных.

1978 - 1985гг. работал в Большом театре в составе «Bolshoy Brass Quintet».

1985 – 1989 гг. работал в оркестре Московской филармонии и в Московском квартете валторн («Moscow Horn Quartet»).

1984 - 1986 гг. играл в джазовом дуэте с басистом Михаилом Каретниковым. 

С 1988г. играет в дуэте с пианистом Михаилом Альпериным, ныне живущем в Норвегии.

С 1991 г. играет в составе «Moscow Art Trio», коллектива «корневого» фольклора (вокал, кларнет, этнические инструменты).

1992 г. – начало сольной карьеры, в 1994 г. – начало игры на альпийском роге, запись альбома «Hornology» (1996 г.).

В 2000 г. выпускает сольный альбом «Pilatus».

С 1995 г. участвует в работе международного состава «Pago Libre».

С января 1998 г. регулярно сотрудничает с австрийским «Vienna Art Orchestra».

С 2011 года играет в составе трио «Цендер-Бреннан-Шилклопер».

Аркадий Шилклопер - один из лучших в мире импровизирующих исполнителей на швейцарском народном инструменте «альпийский рог».

В конце 1999 г. швейцарское правительство в знак благодарности за популяризацию этого фольклорного швейцарского инструмента во всем мире на специальном вечере в швейцарском посольстве в Москве вручило ему именной «альпенгорн».

В Сочи принимал участие в музыкальной программе, посвященной открытию «Швейцарского дома».

Конец инфобокса

Культура у дверей

Что привело Аркадия в швейцарскую глубинку, в тихий Шинцнах? Этот вопрос я задаю сначала организатору сегодняшнего концерта госпоже Сандре Видеркер (Sandra Wiederkehr), председателю Фонда культуры г. Шинцнах «Kulturgrund».
"Цель фонда — привлечь самых заметных представителей современной культуры в наш регион", — говорит она. «Мы ходим сделать так, чтобы культура была у нас как бы у дверей, чтобы нам не надо было бы ездить в Цюрих или еще куда-то. «Мы не ставим перед собой коммерческих целей. У нас есть некий накопленные капитал, которым мы и пользуемся. Кстати, не хотите ли попробовать наше местное вино...». Сандра делает знак рукой, и вскоре передо мной оказывается бокал с довольно неплохим сухим красным.

Речь идет о еще одном проекте, в котором участвует Аркадий Шилклопер, а именно, об экспериментальном джазово-фольклорном трио «Цендер-Бреннан-Шилклопер», членами которого, кроме него, являются так же Кристиан Цендер (Christian Zehnder, вокал, горловое пение) и пианист-виртуоз Джон Вольф Бреннан (John Wolf Brennan).

Хорошая вибрация

«У меня очень много проектов», — говорит Аркадий Шилклопер. «Только что, например, я приехал из Норвегии, из Тромсё, где в очередной раз состоялся фестиваль „Немое кино — живая музыка“. Нам был дан своего рода карт-бланш, мы могли три дня подряд экспериментировать и сочинять музыкальное сопровождение к советскому фильму „Дом на Трубной“ (1928 г.).

А что касается нашего трио, то что-то похожее произошло три года назад в Дюссельдорфе, на фестивале „Осень в старом городе“, который тоже дал нам возможность несколько дней делать только что, что нам хочется. Так возникло трио». Аркадий показывает в сторону сцены, вдоль которой вытянулся огромный альпийский рог.

«Спасибо Францу, мне не нужно было тащить его с собой, я приехал, а инструмент уже ждал меня». Но почему именно альпийский рог? «Я изначально валторнист, а альпийский рог относится к той же самой разновидности духовых инструментов, что и валторна. Он близок ей по размеру мундштука, по размеру воздушного столба, по строю. Да и ментальность исполнителя на альпийском роге — это ментальность валторниста.

Но при этом рог — очень сложный инструмент, в том плане, что его раструб находится очень далеко от тебя, и ты порой не слышишь, что ты играешь. В отличие, скажем, от той же валторны, которая вся тут, рядом. И поэтому тут нужна особая артикулировка и фразировка, особый контроль звука. Я могу вполне сказать, что играю на альпийском роге, наверное, чище многих.

И это видят и понимают в Швейцарии. Хотя есть и завистники, конечно. Но самое главное — это конечно живой материал, дерево. Оно позволяет вызывать особую вибрацию, это касается не только музыки, но и меня самого, моего внутреннего физического состояния. Это такая почти медицинская терапия».

Звуки музыки Фольклор Швейцарии: преодолевая рубежи

Автор: , Станс / Stans

В раздевалке тесно, что неудивительно, ведь здесь на совместное выступление настраивается целое трио народных инструментов, джазовая певица и ...

Музыкальная эквилибристика

С кем бы из великих он хотел бы сыграть, если бы смог? Аркадий скромно улыбается. «Да собственно, я уже... сыграл со многими. Со Стиви Уандером... Лионелем Хэмптоном. Но, наверное, куда важнее реализовать все то, что задумано. У меня в плане, например, записать, наконец, как полагается «Концерт для оркестра и альпийского рога» («Alphornconcerto») швейцарского композитора Даниэля Шнидера (Daniel Schnyder).

В последний раз я играл эту вещь в 2013 году на поле недалеко от Санкт-Галлена, вечером накануне швейцарского национального праздника 1-го августа. Я отыграл первую часть, пошел дождь, люди разошлись, но потом, как только лить перестало, все вернулись, и мы доиграли до конца. А еще я хочу непременно завершить проект записи «Посвящения рок-группе „Yes“». Это гениальные музыканты, развивавшиеся под влиянием идей свободной импровизации, фольклора, джаза, рока, классики, и этот проект очень для меня важен.

Что для меня Швейцария? Это очень красивая страна, живая сцена. Один из моих первых сольных альбомов так и назывался, кстати, „Пилатус“, по имени горы рядом с городом Люцерн. Игра на альпийском роге — это всегда музыка с фантазией, а Швейцария как нельзя лучше эту фантазию развивает». На этом наш разговор заканчивается. Актовый зал средней школы города Шинцнах уже полон до отказа. И здесь вполне подходит классическое «Wish You Were Here» («Как жаль, что вас там не было»).

Тонкое и светлое звучание Бреннана, свободный полет валторны и альпийского рога Шилклопера и голос Цендера, который, казалось, не знал физических пределов, легко проводя мощную дугу от швейцарского йодля до тувинского горлового пения и песен индейцев Северной Америки и обратно, к ирландским образцам так называемого «обертонового вокала». Ясно одно — проектов у Аркадия Шилклопера было много, и будет еще больше, потому что он не знает границ, ни жанровых, ни национальных, а его музыка, к которой он обращается в поисках вдохновения — бесконечна.

swissinfo.ch


Гиперссылки

×