Коронавирус и швейцарские призраки «испанского гриппа» столетней давности

Мобильный военный госпиталь в г. Ольтен, Швейцария, 1918 год. Bundesarchiv

В 1918 и 1919 годах эпидемия так называемого «испанского гриппа» вызвала один из самых серьезных кризисов в истории человечества. Сегодняшняя ситуация несопоставима с той, что сложилась ровно сто лет назад. И все же тут есть очевидные параллели.

Этот контент был опубликован 14 апреля 2020 года - 10:00
Андреа Тонина ( Андреа Тонина). Русскоязычную версию материала подготовил: Игорь Петров

«Она умерла из-за испанки». В моих детских воспоминаниях эта фраза всплывает постоянно. Скорее всего, это были слова кузена моей матери. Он был священником протестантской общины в небольшой швейцарской деревне на границе с Италией и одновременно хранителем и бытописателем нашей семейной истории. Кто это «она»? Это была прабабушка моего отца Катерина из итальянского региона Вельтлин. 

Внешний контент

Она как раз была беременна в том боевом 1918-м году. И, как и для многих других женщин в ее состоянии, вирус гриппа оказался для неё смертелен. Она умерла вместе со своей новорожденной дочерью, вскоре после родов 15 декабря того же года. Ей было всего 22 года, и она оставила мужа и двух маленьких дочерей.

Всемирное бедствие

Катерина была только одной из многих жертв испанского гриппа. По современным оценкам, жертвами тогдашней эпидемии стали от 50 до 100 миллионов человек по всему миру, что эквивалентно 2,5 до 5% от общей численности тогдашнего населения планеты. В абсолютных цифрах это была самая трагическая пандемия в истории человечества. Только в Швейцарии в то время было инфицировано около двух миллионов человек, а всего «испанский» грипп унес в Конфедерации около 25 000 жизней.

Внешний контент

Теорий происхождения этой болезни много. Во-первых: почему грипп - «испанский»? Дело в том, что сперва о болезни начала сообщать пресса Испании. Эта страна также, как и Швейцария, была нейтральной, и ее СМИ не подвергались военной цензуре. Эпицентр пандемии? Есть много вариантов: одни говорят, что вирус гриппа начал распространяться из Китая, другие - что, может быть, пандемия началась в Соединенных Штатах или, по еще одной версии, в европейских лагерях военнопленных и интернированных военнослужащих.

Эпидемия охватила все континенты и поразила мир тремя волнами: первая длилась с апреля по июль 1918 г., вторая — самая смертоносная — возникла осенью 1918 г., третья — в первые месяцы 1919 года. Для «испанского гриппа» было характерно аномальное демографическое распределение смертности, сильно отличавшееся от нынешней пандемии: особенно сильно она поразила относительно молодых людей в возрасте от 20 до 40 лет. На эту возрастную группу пришлось около половины всех смертельных случаев. Исследователи говорят, что в пересчете на возрастные группы график смертности напоминал латинскую букву «W», причем центральный пик указывал как раз на группу «молодые взрослые».

Эпоха кризисов

Кроме того, испанский грипп поразил цивилизацию в разгар глубокого социального кризиса. «Население Земли было ослаблено войной, равно как и государства, и их экономика находились не в лучшей форме», — говорит историк Северик Ерсин (Séveric Yersin), аспирант Базельского университета и эксперт по истории пандемий и развития структур общественного здравоохранения в Швейцарии. 

Теснота, с которой были расквартированы военнослужащие в казармах и находились в окопах, в Европе дополнительно способствовала распространению инфекции. Это касалось и нейтральной Швейцарии, которая, с одной стороны, в военных действиях не участвовала, но Вооруженные силы которой, с другой стороны, были мобилизованы и выдвинуты на защиту национальных границ. 

Поэтому и здесь именно солдаты были одними из первых жертв эпидемии. В июле 1918 года, после первой волны пандемии, армия страны ежедневно теряла до 35 человек погибших, но не от пуль противника, а от невидимого возбудителя. В октябре и ноябре 1918 года страна оказалась на грани гражданской войны, везде в Швейцарии происходили рабочие демонстрации протеста, кульминацией которых стала так называемая «Всеобщая национальная забастовка». 

Вместе с повторной мобилизацией армии, теперь уже для защиты страны от врага не внешнего, но внутреннего, эти события стали причиной второй волны пандемии. Пресса того времени обращала внимание прежде всего на положение в армии, но на этот раз эпидемия поразила в основном гражданское население. 

Внешний контент

В 1991 году швейцарский историк Кристиан Зондереггер (Christian Sonderegger) в одном из первых подробных исследований испанского гриппа в Швейцарии указал, что на долю военнослужащих пришлось в итоге только менее 8% от общего числа жертв гриппа в стране. «Тогда здравоохранение как таковое еще не имело такого значения и не играло такой роли в качестве общественной структуры, как сегодня. Во всех странах, в том числе и в Швейцарии, оно было развито еще совершенно недостаточно», — указывает Северик Ерсин. В Швейцарской Конфедерации ФЗ «Об эпидемиях» вступил в силу только 1886 году, причем первоначальный его проект был отклонен народом на референдуме, в основном из-за предусмотренной законом обязательной вакцинации всего населения. 

Однако грипп не был в списке болезней, на которые государство должно было обращать особое внимание, а Федеральное ведомство здравоохранения (BAG) было создано еще позже, в 1893 году. И только тогда в стране, в которой любое усиление полномочий федерального центра до сих пор рассматривается с вполне понятным подозрением, были заложены административные и технические основы современной национальной системы здравоохранения, вопреки сильному сопротивлению со стороны суверенных кантонов. 

Прием пищи в Реабилитационном центре для выздоравливающих после гриппа военнослужащих Вооруженных сил Швейцарии, 1918 год, город Зигрисвиль (Sigriswil), кантон Берн. Bundesarchiv

Наконец, в то время медицина еще не была развита настолько, чтобы быть в состоянии идентифицировать возбудителя гриппа. Ученые уже пришли к выводу о необходимости существования возбудителей-вирусов, но тогда эта догадка была еще только теорией, с учетом того, что вирусы были слишком малы, чтобы быть видимыми под оптическим микроскопом, а электронный микроскоп был изобретен только в 1931 году немецкими физиками Эрнстом Руска и Максом Кноллем. А в 1918 году считалось, что грипп является результатом воздействия бактериального патогена.

Запоздалая реакция

Реакция швейцарских властей на эпидемию была запоздалой и первоначально ограничивалась мерами по поддержанию общественного порядка. 18 июля 1918 г. Федеральный совет (национальное правительство) издал чрезвычайное постановление, дающее кантонам, субъектам федерации, право запрещать массовые собрания и демонстрации. «Это решение было основано на чрезвычайных полномочиях, предоставленных Федеральному совету четырьмя годами ранее парламентом в начале мировой войны. Каких-либо соответствующих поправок к „Закону об эпидемиях“ тогда не было», — говорит С. Ерсин. «В реальности же эти полномочия скорее использовались для подавления революции, а не для борьбы с распространением болезни».

Лишь осенью 1918 года власти распорядились закрыть школы, кинотеатры и рынки, введя обязательную изоляцию зараженных пациентов, а 11 октября 1918 года Федеральный совет также постановил, что врачи в кантонах обязаны сообщать федеральному центру обо всех случаях заболевания «испанским гриппом». «Некоторые кантоны, разумеется, рассматривали все эти меры как противозаконное вмешательство федеральных властей в дела суверенных регионов, а двуязычный германо-французский кантон Вале даже полностью отказался от их реализации», — говорит С. Ерсин. С другой стороны, федеральный центр не только требовал, но и оказывал помощь кантонам и муниципалитетам (общинам), покрыв половину от расходов, вызванных эпидемией.

Правительство также приняло решение повысить уровень заработной платы медицинских работников, а кантоны получили полномочия помогать тем, кто оказался из-за гриппа без работы, пусть даже все эти меры не были реализованы в достаточной степени. В итоге выяснилось, что львиная доля убытков, возникших в рамках борьбы с эпидемией, пришлась на население, что имело самые серьезные последствия, особенно для его беднейших слоев, с учетом того, что медицинское страхование возмещало расходы на лечение в очень ограниченном объеме, не имея в запасе достаточных средств из-за последствий всеобщей стачки.

Эпидемия — экзамен на социальную зрелость

«Эпидемии очень многое говорят о состоянии общества», — говорит С. Ерсин. «Долгое время утверждалось, что эпидемии все равно, к какому социальному слою или классу вы принадлежите. Однако действительность выглядит иначе. Многое зависит от зрелости общества и от того, насколько успешно в нем реализуются меры по борьбе с социальным неравенством. Бедные люди и бедные страны были затронуты гриппом сильнее: например, смертность от „испанского гриппа“ в Европе составляла около 1% от общего числа зараженных, тогда как в других странах этот показатель мог доходить почти до 5%, а в Индонезии - и до 25%». 

В своем исследовании 1991 года Кристиан Зондереггер обнаружил, например, существенную корреляцию между владением недвижимостью и уровнем смертности в кварталах Берна. Иными словами, люди, которые жили в собственных четырех стенах, имели достаточно пространства, и у них была возможность «оставаться дома», тогда как гигиенические условия проживания в тесных съемных квартирах были гораздо хуже. Отсюда ясно, у кого были лучшие шансы справиться с экономическими и медицинскими последствиями кризиса. Спустя сто лет условия жизни в Швейцарии для 100% населения являются более чем приемлемыми. И в этом смысле современная Швейцария оказалась лучше подготовленной к пандемии, чем она была сто лет назад.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей