Радости перевода на Цюрихском озере

Книги нужны переводчикам даже в эпоху интернета: гостинная Дома творчества «Лоорен». looren.net

Дом творчества «Лоорен» на Цюрихском озере является в Швейцарии единственным учреждением, занимающимся проблемами перевода. Здесь перелагают с английского на литовский, с французского на румынский, с немецкого на русский…

Этот контент был опубликован 23 сентября 2013 года - 11:00
Джулия Слейтер (Julia Slater), swissinfo.ch

Расположенный рядом с городом Вернетсхаузен (Wernetshausen) на холмистом побережье Цюрихского озера, этот Дом творчества позволяет не только насладиться потрясающими видами, но и провести несколько дней, а то и недель, в качестве участника семинара или круглого стола, или же просто за работой над сложнейшим текстом. Что очень важно, переводчики из разных стран могут обменяться здесь опытом и новостями.

На вопрос относительно самых экзотических языковых сочетаний, управляющая Габриэла Штёкли (Gabriela Stöckli) отвечает после небольшого раздумья: «Наверное, это был перевод с каталанского на хинди». А однажды, рассказывает она, здесь трудились над переложением с лакского языка, одного из 14-ти официальных языков Дагестана, на русский.

«Это был переводческий проект в рамках программы поддержки редких языков», — говорит Г. Штёкли в интервью порталу swissinfo. ch. «Такого рода проекты мы хотим в будущем реализовывать гораздо чаще».

Дом творчества «Looren»

Начиная с 2005 года Дом творчества переводчиков «Лоорен» в г. Вернетсхаузен (кантон Цюрих) предлагает возможность участвовать в профессиональных переводческих семинарах и конференциях. Среднее количество участников таких мероприятий, как правило, не превышает 10-ти человек. Ограничений в плане сочетания языков здесь нет.

В Швейцарии, стране с четырьмя государственными языками, этот Дом творчества является первым заведением, профессионально занимающимся проблемами художественного перевода. Акцент делается на концентрированной работе с текстами. Параллельно Дом организует многочисленные мероприятия и для неспециалистов с целью продвижения значимости труда переводчика в широкие массы.

Сотрудничая с многочисленными зарубежными институтами и учреждениями в области литературы и перевода, Дом сумел создать разветвленную сеть контактов, позволяющих переводчикам находиться в постоянном контакте с коллегами из всех уголков планеты.

End of insertion

Высокие требования

Несмотря на почти вавилонское языковое столпотворение, почти всегда переводчики из одной языковой среды могут встретить здесь коллег из другой лингвистической сферы, с которыми они способны в буквальном и переносном смысле найти общий язык.

В день приезда в Дом творчества «Лоорен» журналиста портала swissinfo.ch здесь как раз проходил семинар, на котором переводчики с немецкого на английский делились своим опытом с коллегами, переводящими с языка Гете на русский и турецкий.

«Темы дискуссий могут быть самыми разнообразными», — рассказывает Г. Штёкли. Речь идет как о специфических языковых проблемах, так и о том, насколько в наше время вообще востребован перевод, какую роль он играет в литературной и общественной жизни. Важны также обмен контактами и советами на предмет поиска издателей, грантов на реализацию проектов и т. д.

Люди, далекие от «сложностей перевода», даже не могут себе представить, с какими проблемами и «терзаниями» приходится порой сталкиваться профессиональным литературным переводчикам. При этом свободное владение своим родным языком и языком переводимого текста являются предпосылкой само собой разумеющейся. С другой стороны, все эти «сложности» являются неотъемлемой частью работы, без них труд переводчика превращается в скучный конвейер без всякой радости и удовольствия.

Цемаль Энер (Cemal Ener), например, переводит на турецкий язык классика швейцарской литературы Роберта Вальзера (Robert Walser, 1878 — 1956). Общепризнано, что Вальзер автор для перевода очень сложный. Поэтому Ц. Энер специально приняла участие в семинаре, посвященном особенностям его языка. 

«Мы для пробы получили небольшой отрывок Вальзера на перевод. Это было очень сложное задание, учитывая колоссальные различия в строении и логике турецкого и немецкого языков», — рассказывает она. Каковы качества, которыми отличается действительно хороший переводчик?

Ц. Энер не сомневается: «У вас должен быть абсолютный языковой слух, как в отношении своего родного языка, так и языка, с которого вы переводите. Текст нужно сначала как бы деконструировать, а потом воссоздать заново».

«Потерянные в переводе»

Перевод - это работа в высшей степени субъективная и непростая.

Известен старый анекдот о семинаристе, который выражение «Spiritus quidem promptus est, caro autem infirma» («Дух бодр, плоть же немощна» — Евангелие от Марка, гл. 14, ст. 38) перевёл как «спирт хорош, а мясо протухло».

Советский руководитель Никита Хрущев обещал американцам, мол, «мы вас похороним». Это высказывание вошло в историю, однако на самом деле он произнес фразу, которая по смыслу означала нечто иное: «Мы вас переживем» («Мы будем жить и тогда, когда вас давно похоронят»). Переводчик сократил фразу и полностью изменил ее смысл, что недопустимо в переводе.

Продвигая свой напиток на зарубежных рынках, компания «Pepsi» попала впросак сразу в нескольких странах. Ее рекламный лозунг «Come alive with Pepsi» («Живи вместе с Pepsi») на Тайване перевели как «Pepsi поднимет ваших предков из могилы», а в Германии получилось «Воcстань из могилы с Pepsi».

Для хорошего перевода надо знать не только язык, но и культуру иной страны. Так, в России есть понятие «не надо ездить в Тулу со своим самоваром». В английском языке в этом же смысле и по схожему поводу говорят часто «не надо возить уголь в Ньюкасл».

Незнание реалий может приводить к полному непониманию переводимого слова. Так, немецкое слово «Alleinvertretungsanspruch» нередко переводят с помощью калькирования как «единственная заявка на представительство», хотя на самом деле слово переводится как «именной мандат» (при голосованиях).

Некоторые ошибки перевода входят в повседневность, и избавиться от них уже невозможно. Так, в России слово «Gelendewagen» упорно употребляют без перевода  в качестве имени собственного марки машины (наподобие «Мерседес» или «Москвич»), хотя на самом деле это родовое обозначение типа транспортного средства и означает оно «внедорожник».

Похожее недоразумение связано с сортом белого вина «Liebfrauenmilch», которое в России упорно переводят как «Молоко любимой женщины», не подозревая, что правильный перевод: «Нектар Богородицы» (по имени виноградарских угодий, расположенных в Германии в регионе вокруг «Храма Богородицы в Вормсе» / «Liebfrauenkirche in Worms»).

End of insertion

Мелодия и ритм

Донал МакЛафлин (Donal McLaughlin), переводчик с немецкого языка на английский, убежден в том, что цель перевода состоит в том, что бы передать ритм и музыку текста, все равно, идет ли речь о поэзии или прозе.

Для него важнейшей является способность переводчика «слушать и слышать. Мои собственные тексты и мои переводы, я очень надеюсь, отмечены тем, что люди обычно называют «хорошим слухом».

И Энер, и МакЛафлин учили немецкий язык в школе, доведя его затем до совершенства. У Сергея Левчина, еще одного гостя Дома творчества, судьба иная. Ребенком он переехал с родителями с Украины в США и сегодня он одинаково свободно владеет английским и русским языками.

«Я думаю, переводчик проснулся во мне после переезда в Америку. Я постоянно должен был переключаться с английского на русский и обратно, и это оказало на меня огромное влияние», — говорит С. Левчин в интервью порталу swissinfo. ch.

Шотландский — другой английский?

Впрочем, Донал МакЛафлин тоже в свое время испытал нечто схожее. Правда, переехать ему пришлось очень недалеко, из Англии в Шотландию. Однако этого оказалось достаточно.

«Уже ребенком я увидел, что существуют разные понятия для обозначения одного и того же предмета. Переехав в Шотландию, я долгое время с трудом понимал окружающих. Наверное, это было бы хорошим опытом в случае, если я когда-то возьмусь за изучение швейцарского диалекта немецкого языка», — говорит он.

«Переводить я, фактически, начал с детства, рассказывая матери то, что я услышал от соседей. Я думаю, это и превратило меня потом в профессионального переводчика».

В Доме творчества «Лоорен» каждый переводчик получает отдельный номер, отдельное рабочее место с телефоном и интернетом. Здесь есть общая кухня и гостиная, где по вечерам собираются все гости, а также библиотека с огромным количеством книг на всех мыслимых и немыслимых языках.

«Интернет — это очень важный источник информации», — говорит Г. Штёкли. Однако по ее убеждению, без бумажных книг не обойтись и сегодня, особенно когда речь идет о старинных или странных словах.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей