Navigation

Рухнувшие мечты, или Возвращение в Швейцарию

В феврале Лотти Пфюль уедет из Германии домой в Швейцарию. Keystone / Martin Ruetschi

Пандемия коронавируса нанесла жестокий удар по многим швейцарцам, постоянно проживающим за границей. Неуклонно растет число тех, кто вынужден вернуться домой, в Швейцарию. 60-летняя Лотти Пфюль — одна из них.

Этот контент был опубликован 18 января 2021 года - 07:00

«Никогда еще в жизни я еще не доходила до такого финансового дна», — говорит 60-летняя Лотти Пфюль (Lotti Pfyl). Недавно она приняла решение покончить с эмигрантской жизнью, в феврале она возвращается с ПМЖ в Германии домой в Швейцарию. «В последние месяцы мне пришлось несколько раз признаться себе, что я так и не смогла (построить себе новую жизнь на новой родине)». За последние пять лет, как сообщает Федеральное ведомство статистики, с ПМЖ за рубежом домой вернулись около 25 000 швейцарских граждан. 

Когда нет работы, Лотти Пфюль коротает время за швейной машинкой. zvg

Окончательных данных за 2020 год пока нет, но уже в мае прошлого 2020 года МИД Швейцарии сообщал, что диппредставительства страны за рубежом, «горячая линия» МИД и Ведомство / Министерство труда и экономики города Базель начали получать все больше и больше запросов от живущих за границей швейцарцев, желающих вернуться домой. Большинство из них возвращаются, правда, без помощи посольств и консульств. Именно так поступает и Лотти Пфюль.

Раньше намеченного срока

Изначально у нее была идея свою собственную жизнь в регионе Северная Фризия (нем. Nordfriesland) на морском севере страны на территории федеральной земли Шлезвиг-Гольштейн. Фризия занимает площадь в 2046,98 кв. км, а живут там всего лишь 166, 5 тыс. человек. Почему там? Она много лет проводила здесь на море отпуск, обзаведясь в итоге многочисленными знакомствами. Она планировала эмигрировать только после выхода на пенсию. 

Лотти была уверена, что тех сравнительно небольших денег, уже накопившихся у нее по линии первой и второй «опор» пенсионной системы Швейцарии (как эта система устроена см. здесь по ссылке), ей в дешевой Германии должно было бы хватить на куда более длительный срок, чем в дорогой Швейцарии. Недавно она развелась, а на тот момент пенсионные накопления еще не делились между бывшими супругами поровну. Однако потом у нее произошел нервный срыв. В Швейцарии такие срывы рассматриваются в качестве «синдрома эмоционального выгорания», хотя официально этот синдром в качестве болезни еще не признан. 

Как бы там ни было, ей было тяжело, поэтому она поменяла свои планы и решила уехать из Швейцарии сразу, за 10 лет до формального выхода на пенсию. Мать двоих взрослых детей, она сняла все накопленные в пенсионной кассе деньги, купила на них большой дом с отпускными апартаментами, сделала там ремонт и стала сдавать апартаменты в аренду туристам, попутно подрабатывая швеей. Но через четыре года, проведенных на одном из Северо-Фризских островов, живописно протянувшихся вдоль побережья материка, ей пришлось свернуть свой проект. 

Большой дом с прекрасным садом в Северной Фрисландии: для одинокой женщины из Швейцарии здесь слишком много работы. zvg

«Для того, кто живет один, это была слишком большая нагрузка». В течение трех месяцев она смогла продать дом и переехать (с промежуточной остановкой в Хузуме (Husum), столице Северной Фризии) на юг в Баварию, в регион Верхний Пфальц рядом с Нюрнбергом, где для нее нашлась и подходящая работа. Лотти Пфюль - в буквальном смысле мастер на все руки: будучи дипломированным инженером-проектировщиком в сфере систем кондиционирования и вентиляции, она еще является квалифицированным бухгалтером и профессиональной швеей. 

Так что работу она нашла быстро и уже в феврале 2020 года с удовольствием начала работать на крупной фирме, выпускающей швейные машины. Но потом начался коронавирус. И все пошло прахом. «У моего работодателя больше не было для меня заказов». Лотти не теряла оптимизма. В Баварии она подала заявление на должность «контакт-трейсера», то есть человека, который фиксирует цепочки заражения коронавирусом. Летом 2020 года она прошла собеседование, но с тех пор ей больше так никто и не позвонил.

«Приезжай тогда обратно»

Осенью, вместе со второй волной пандемии, у нее появились и первые «смутные сомнения». Постоянных доходов не было, освоиться на новом месте из-за необходимости соблюдать социальную дистанцию у нее толком не получалось. «И в обозримом будущем ситуация, скорее всего, качественно не изменится», — говорит Лотти. Постепенно ей в голову стала приходить мысль о возвращении, которая в конце концов прочно закрепилась в сознании. 

От родственников и друзей из Швейцарии она постоянно слышала, мол, раз так все плохо, «ну, возвращайся тогда домой». Лотти Пфюль начала изучать обстановку в Швейцарии. «Что я должна учесть при возвращении, какие условия будут мне поставлены? Где мне смогут помочь?». Вопросов было много. Она связалась со швейцарским консульством и занялась поиском работы и жилья в Швейцарии. Поиски складывались нелегко. «Мне уже 60, и вряд ли мной кто-то заинтересуется в качестве рабочего кадра», — говорит Лотти Пфюль. 

Потом ей удалось разузнать, что по приезде она имеет право получить помощь, и это ее немного успокоило. Встревожила же ее информация из швейцарского консульства. «Консульство помогает, если только ты продашь все, что у тебя есть и возьмешь с собой в дорогу только то, что уместится в твоей машине. Это абсурд. Мне ведь нужна хотя бы мебель или компьютер, чтобы писать и рассылать резюме. Кроме того в Швейцарии покупка всех этих вещей обойдется мне в разы дороже». 

Страх сесть «на социал»

Рассказывая по телефону о своей судьбе, Лотти едва сдерживает слезы. «Каждый день я должна преодолевать свою тоску и тревогу, ведь, вероятнее всего, я буду вынуждена жить на социальное пособие». А для швейцарца с его либеральным менталитетом нет ничего более страшного, чем перспектива оказаться на попечении общества. Получение социального пособия в Конфедерации считается позором, и это обстоятельство удерживает от возвращения многих членов «Пятой Швейцарии». Однако у Лотти Пфюль иного выхода, похоже, нет. 

«Выкарабкаюсь!», — уверена она, понимая, что получение социальной помощи будет означать необходимость отказаться от своей личной машины и экономить буквально каждый грош. «Мои мечты рухнули, а сейчас мне надо думать о будущем». Ситуация Лотти Пфюль не единична. Об этом говорят и данные ASO, головной организации швейцарцев, проживающих на ПМЖ за рубежом. «В последнее время мы получаем гораздо больше, чем раньше, запросов на предмет условий и модальностей процесса возвращения в Швейцарию. Многие из этих обращений содержат и вопросы о порядке и условиях получения социальной помощи в случае возвращения», — говорит пресс-секретарь ASO Йезаэль Фриче (Jézael Fritsche).

По ее словам, существующий при организации специальный фонд (Fonds KilcherВнешняя ссылка) располагает средствами для оказания первоначальной помощи в виде беспроцентной ссуды тем, кто возвращается на родину. «В 2020 году „Фонд“ уже делал выплаты тем, кто об этом просил. И таких запросов стало куда больше», — пишет представитель ASO. А тем временем Лотти Пфюль уже улыбнулась на родине маленькая удача. 

В городе Вальценхаузен (Walzenhausen), что в кантоне Аппенцелль-Внешний, она нашла себе квартиру по приемлемой цене. В феврале Лотти снова вернется на родину. Этот шаг для нее очень важен. «Я уже сейчас пытаюсь организовать все как можно лучше», — говорит она. Лотти рада предстоящей встрече с семьей, возможности снова говорить на швейцарском немецком и есть вермисель (Vermicelles, сладкий десерт с каштановым пюре).  

Швейцарская социальная помощь за рубежом

По данным МИД Швейцарии, «по линии внешнеполитического ведомства в контексте пандемии были позитивно рассмотрены 56 ходатайств от проживающих за рубежом на ПМЖ швейцарских граждан о предоставлении им социальной помощи. Поддержка предоставлялась в рамках краткосрочной социальной помощи (чрезвычайная помощь) обычно на срок до трех-четырех месяцев, пусть даже критерии предоставления социальной помощи соблюдались не всегда и не в полной мере».

Так что посольства Швейцарии и другие дипломатические представительства Конфедерации за рубежом порой закрывали глаза на тот или иной особый случай и в случае сомнения все-таки предоставляли помощь. Представитель МИД Элиза Рагги (Elisa Raggi) уточняет, что «как правило, социальную помощь за рубежом можно получить только после пребывания в данной стране на ПМЖ от пяти лет. Но в этой исключительной ситуации мы, например, оказывали помощь и в тех случаях, когда условия получения социальной помощи не были соблюдены в полной мере. Но если пандемия КОВИД-19 продлится еще дольше, то нам, конечно, следует ожидать увеличения числа ходатайств об оказании такой помощи».

Что касается заявлений о финансовой поддержке проектов по репатриации, т.е. когда граждане Швейцарии, желающие вернуться с ПМЖ за рубежом домой, не могут сами финансировать свое возвращение, то в 2020 году МИД не зарегистрировал какого-то заметного роста числа таких ходатайств. По состоянию на 20 ноября 2020 года всего было получено 77 такого рода заявок (79 в 2019 году).

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.