В Базеле знают, кому принадлежит Киевская Русь!

Беньямин Шенк: «Важно не проецировать современные конфликты и национальные антагонизмы на историю». DAVID AUSSERHOFER

Украинистика как научная дисциплина в рамках программы URIS, первой и единственной в Швейцарии, изучается с недавних пор в Университете швейцарского города Базель. Мы встретились с автором этого проекта, профессором базельского университета Беньямином Шенком, специалистом по истории Восточной Европы.

Этот контент был опубликован 02 августа 2018 года - 11:00

Фритьоф Беньямин Шенк (Frithjof Benjamin Schenk), профессор кафедры истории Восточной Европы исторического факультета Университета Базеля. Работает в этом вузе с 2011 года. Родился в Штутгарте в 1970 году, учился в Марбурге, Берлине и Санкт-Петербурге. Преподавал в Мюнхене. Автор многочисленных научных публикаций. На русском языке вышла его монография «Поезд в современность. Мобильность и социальное пространство России в век железных дорог» («Russlands Fahrt in die Moderne. Mobilitat und sozialer Raum im Eisenbahnzeitalter»).

Swissinfo.ch: Вы являетесь инициатором появления университетского проекта Украинских исследований в Швейцарии (URIS). В чём он заключается и какое значение имеет для Швейцарии?

Беньямин Шенк (Benjamin Schenk): В 2014 году, с началом так называемого «украинского кризиса», многим людям в Западной Европе стало ясно, что мы слишком мало знаем об этой стране, ее истории и актуальной политической ситуации. Чтобы что-то противопоставить этому пробелу, я выступил с инициативой междисциплинарной программы Украинских исследований в Швейцарии — Ukrainian Research in Switzerland, сокращенно URIS. Она направлена на долгосрочное развитие украинистики в Швейцарии, призвана учить новое поколение швейцарских студентов и способствовать развитию международного сотрудничества швейцарских украинистов.

Официальная позиция Швейцарской Конфедерации по отношению к событиям в Украине вполне ясна. Она — не единственная из западноевропейских стран, оказывающих гуманитарную помощь гражданскому населению обеим сторонам конфликта, причём на протяжении всех его лет. Нейтралитет страны, а также и важная роль Швейцарии в ОБСЕ способствуют тому, что Швейцария воспринимается всерьёз, поэтому она несёт также и особую ответственность за завершение этого конфликта. Однако в Швейцарии слишком мало экспертов на университетском уровне, которые компетентно могут судить о развитии событий в Украине.

Цель URIS состоит в том, чтобы в недалёком будущем это изменилось. Проект URIS состоит из нескольких элементов. Наиболее важный - это Fellowship Programm для приглашённых исследователей. В течение полугода они приезжают в Базель, чтобы заниматься исследованиями по своему направлению и одновременно преподавать в Базельском университете. Программа открыта для исследователей из разных стран, не только историков, но и политологов, социологов, литературоведов.

Сейчас с нами прощается профессор Валерия Кораблёва из Киева, которая занимается политической философией. А первым был известный профессор Георгий Касьянов из Национальной академии наук Украины, вторым — политолог из Великобритании Олена Палько, а осенью к нем прибудет американский коллега Тревор Эрлахер, специалист по истории Украины 20-го века. Второй элемент программы — это изучение украинского языка. Такого прежде не предлагал в Швейцарии ни один университет, а мы летом 2018 года введём уже третий курс украинского языка: на него берут тех, кто уже имеет знания одного из славянских языков, к примеру, польского или русского.

Также мы публикуем на интернет-сайте www.uris.ch информацию о научных проектах, связанных с Украиной. Проекты эти или ведутся, или уже завершились в тех или иных вузах Швейцарии. Цель в том, чтобы собрать эту ценную информацию воедино и дать исследователям возможность найти единомышленников. Ну и, наконец, каждый семестр мы организуем семинар, посвящённый «украинским вопросам», и не только в Базеле, но и в других университетах страны, например в Женеве или в Санкт-Галене.

Swissinfo.ch: Как осуществляется финансирование проекта URIS? Поддерживают ли его Министерство иностранных дел Швейцарии, посольство Украины, другие университеты, частные партнеры, украинская диаспора?

Беньямин Шенк: Основная часть финансирования поступает из федерального бюджета по линии Государственного секретариата по образованию, исследованиям и инновациям (Staatssekretariat für Bildung, Forschung und Innovation, подразделение Федерального министерства экономики Швейцарии, — прим. ред.).

Кроме того, мы получаем небольшую финансовую поддержку от Университетов Базеля, Берна, Санкт-Галена и Цюриха — в основном с целью организации курса украинского языка. Представителей посольства Украины мы приглашали на открытие, и те с интересом восприняли нашу инициативу, но материальной поддержки с их стороны, как и со стороны организаций или частных лиц нет.

Участники образовательной программы URIS Университета г. Базель с проф. Б. Шенком. ZvG

Swissinfo.ch: Если программа URIS стала первой и единственной в Швейцарии, то в каком состоянии находится украинистика в других европейских университетах?

Беньямин Шенк: Это не совсем так, отдельные исследования уже велись в швейцарских университетах. К примеру, были проекты, посвящённые различным регионам Украины, в Санкт-Галене, есть также проект, финансируемый Швейцарским национальным научным фондом (SNF) в Университете Женевы. Есть и совсем новый исторический проект в Университете Берна. Тесное сотрудничество с коллегами для нас представляет большую важность.

Во многих университетах Швейцарии есть факультеты славистики, однако изучение именно украинского языка и Украины всегда было в тени русского языка и России. Потребуется еще некоторое время, чтобы осознать это соотношение и изменить его, ведь Украина — вторая по размеру страна Европы, и важно заниматься и ее историей, и стоящими перед ней актуальными проблемами и вызовами.

Мы также наблюдаем рост интереса к Украине в западных вузах, в частности, в Германии, но не стоит обольщаться. Если ею заинтересовались учёные, это еще не означает, что теперь она стала важнее и для широкой общественности — в этом смысле нам предстоит еще многое сделать.

Swissinfo.ch: В одном из интервью Вы высказались о масштабном вмешательстве России в конфликт на востоке Украины, о том, что без ее вооружений и военнослужащих военные действия такого размаха были бы невозможны. Это Ваше личное мнение? Что Вы делаете, если на занятиях разгораются споры и конфликты?

Беньямин Шенк: Мы живём в стране, где существует свобода слова и свобода научных исследований, и я также пользуюсь ей, чтобы неограниченно высказывать своё мнение по всем вопросам. То, что на востоке Украины есть российские военнослужащие, не оспаривается уже ни одной стороной. Вначале это отрицалось и подавалось как фейковые новости, но сейчас уже и газеты пишут, что на кладбищах есть солдатские могилы, и не секрет, где эти солдаты погибли. Мне нетрудно говорить об этом открыто.

Дискуссии в ходе учебного процесса представляют собой большую важность, их задача состоит в том, чтобы осветить все стороны происходящего. Студенты умеют работать с различной информацией, и они в курсе, откуда она поступает и с какой целью ее поставляют.

Swissinfo.ch: Вы также заявляли, что война на востоке Украины расколола и Швейцарию. Каким образом?

Беньямин Шенк: Лучше всего это видно в социальных сетях, где от людей ожидается более чёткое позиционирование: «Ты за Украину или за Россию»? Такая поляризация, а особенно неготовность к диалогу и желание во что бы то ни стало оставаться в своём углу, представляют собой действительно большую проблему. Это может привести к фатальным последствиям в ситуации войны, когда обрываются каналы коммуникации и люди начинают верить в то, что они где-то услышали.

Недавно я с группой студентов побывал во Львове, Черновцах и Каменец-Подольском. Многократно сталкиваясь с представлением, что Западная Украина — это форпост украинских фашистов и националистов, заверяю, что хотя там и встречаются отдельные экстремистски настроенные люди, но в целом атмосфера очень дружелюбная.

Swissinfo.ch: Украинцы обвиняют Россию во многих исторических грехах, есть течения, которые требуют изучать историю Украины в отрыве от истории России. Насколько это вообще возможно?

Беньямин Шенк: Конечно, данная тенденция сегодня очень заметна. Сильно желание подчеркнуть, что Украина долгое время была колонией России, а теперь наконец-то, подобно бывшим колониям имперских стран, она освободилась от этого ига. Такой подход обусловлен драматическими страницами украинской истории, в том числе голодом в начале 1930-х годов, уничтожением украинской интеллектуальной элиты во время сталинизма... Но было бы слишком просто достать и начать использовать готовые пост-колониальные шаблоны.

То, что на востоке Украины есть российские военнослужащие, не оспаривается уже ни одной стороной. 

Беньямин Шенк

End of insertion

Важно не проецировать современные конфликты и национальные антагонизмы на историю. Сегодня мы наблюдаем, например, спор украинских, российских и даже белорусских историков о том, кому «принадлежит» Киевская Русь. На самом же деле тут стоит признать и наличие общих исторических корней, и то, что дальнейшее развитие развело эти национальные сообщества и государства по разные стороны. Именно такой способ разобраться с противоречиями и есть правильный с научной точки зрения, однако во время вооружённого конфликта, когда ежедневно гибнут люди, такого рода сдержанные высказывания сложно, увы, донести до общества.

Swissinfo.ch: Для Украины сейчас актуален подъем национального самосознания, а вместе с ним и усиление националистических настроений. С точки зрения историка, это прогресс для страны или регресс? В Европе, к примеру, националистические течения вызывают сильную тревогу.

Беньямин Шенк: Независимость Украины была завоёвана не на Майдане, она была провозглашена в 1991 году, когда буквально одним росчерком пера президентов России, Украины и Белоруссии был распущен Советский Союз. С этого момента Украина — суверенное государство. Тогда же все бывшие советские республики вступили на путь замены старых советских символов национальными. Это имеет место не только в Украине, но в России, Грузии, Армении, Латвии и Литве, повсюду.

Таким образом, на постсоветском пространстве рост национализма или формирование современной нации — естественное развитие событий. Но любопытно, что в то же самое время в Западной Европе идёт обратный процесс. Распад СССР в 1990-е годы совпал с периодом, когда Западная Европа усилила попытки уйти от концепции национальных государств в сторону наднационального подхода, единого Европейского союза. Да, в этом есть некоторое противоречие. Однако для историка очень любопытно наблюдать за ходом формирования наций.


И как человек, и как историк я возлагаю все свои надежды на то, что мы в Европе все-таки придём к такому этапу развития, когда значение государственных границ сократится, а степень национальных антагонизмов снизится, причём и в Западной Европе, и в Восточной. Я мечтаю и о том, чтобы границы и с Россией, и для России в будущем стали более открытыми.

Ведь еще один парадокс состоит в том, что сейчас я по-настоящему борюсь за лучшее понимание Украины в Европе, но при этом нельзя требовать от меня отказаться от симпатий к России и ее жителям. Я посвятил её истории всю мою профессиональную жизнь, там мои друзья, я люблю эту страну. Черно-белое мышление нас далеко не уведёт.

Swissinfo.ch: С чем была связана Ваша мотивация к изучению истории Восточной Европы и какой ее период представляет для Вас наибольший интерес?

Беньямин Шенк: Моя молодость пришлась на 1990-е годы, когда развитие Восточной Европы вызывало огромный интерес на Западе. Естественно, что я также хотел заниматься странами с динамичным развитием, с яркой современностью. Очень рано начав изучать русский, я еще юным студентом побывал в Санкт-Петербурге, где жил в семье и изучал язык.

Мои последние исследовательские проекты касаются в основном поздней истории Российской Империи, 19-го века, а первая моя большая монография, которая переведена на русский, восходит к более глубокой истории, она посвящена фигуре и образу князя и святого Александра Невского, очень важной для формирования русской коллективной памяти.

Swissinfo.ch: Существует ли так называемая «славянская душа», она же «русская душа», или это все-таки клише?

Беньямин Шенк: Я бы отнёс ее к мифам, впрочем, мифы могут быть очень стойкими. Русская душа — это некая проекция со стороны, ведь и сама Россия — большая территория для таких проекций, для надежд. Я думаю, такой души не существует, а имеет место разница менталитетов и стереотипы.

В русской классической литературе есть прекрасные гротескные стилизованные примеры национальных стереотипов: вспомним Обломова и Штольца. Дебатам об этой разнице сотни лет, и к ним нельзя относиться всерьёз, ведь в России живут 130 миллионов человек, в Германии — 80 миллионов, а в Швейцарии — 8 миллионов, и все они очень разные. Стоит учитывать их индивидуальность и не сокращать её до клише.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей