Navigation

Что может Швейцария сделать для Беларуси, госпожа Тихановская?

Наша стратегия мало изменилась: давление, диалог и выборы. SRF-SWI

Интервью швейцарского телевидения и радио SRF с лидером белорусской оппозиции Светланой Тихановской.

Этот контент был опубликован 10 марта 2021 года - 07:00
Русскоязычная редакция SWI Swissinfo, телеканал SRF/ ИП

Летом и осенью 2020 года десятки тысяч людей протестовали в Беларуси против фальсификации выборов и против режима Александра Лукашенко. Режим ответил массовым насилием. Протесты поутихли. Сейчас 38-летняя оппозиционная политическая деятельница Светлана Тихановская пытается сплотить мир вокруг своего дела, убедить мир в его легитимности — в том числе и Швейцарию.

Светлана Тихановская была вынуждена покинуть Беларусь через несколько дней после президентских выборов в августе 2020 года. Ее отъезд в Литву не был добровольным, режим оказывал на нее очевидное давление. Сейчас она пытается из-за рубежа поддержать в своей стране демократическое движение, направленное против режима Александра Лукашенко.

Делегация депутатов швейцарского федерального парламента во вторник 9 марта 2021 года провела встречу с ней. Делегация заверила ее в своей неизменной поддержке борьбы оппозиции за проведение свободных выборов в Беларуси. 

Депутаты также призвали власти Беларуси освободить всех тех, кто был произвольно задержан и помещен в тюрьмы. Светлана Тихановская в настоящее время находится в Швейцарии для участия в заседании Совета по правам человека в Европейской штаб-квартире ООН в Женеве.

SRF News: Швейцария — маленькая страна. Почему Вы сейчас приехали именно сюда?

Светлана Тихановская: Размер страны не имеет значения. Как раз малые страны Европы очень внимательно интересовались нашей революцией. Кроме того, тут есть и особая связь со Швейцарией, потому что швейцарка Наталья Херше как раз сейчас находится в белорусской тюрьме. И мы бы очень хотели знать, что люди здесь думают обо всем этом.

Кроме того, Швейцария — это страна банков. Правительство Швейцарии уже дало нам сигнал, что любые счета в здешних банках, возможно, принадлежащие Лукашенко, будут заблокированы. Но мы не знаем, случилось ли уже это. Это мы и хотим выяснить. И у нас есть еще вопросы по санкциям в отношении Беларуси.

Внешне режим пытается выглядеть уверенным в себе. Но люди понимают, что он шатается и в нем появляются трещины

End of insertion

Какие это конкретно вопросы?

ЕС ввел три комплекса санкций. Швейцария также ввела первые два пакета и не присоединилась к третьему. В нашей стране есть такой олигарх по фамилии ВоробейВнешняя ссылка. В Евросоюзе на него наложили санкции. И что он сделал? А он просто прилетел в Швейцарию на отдых. Потому что Швейцария не ввела третий пакет санкций. Сам Лукашенко находится в швейцарском санкционном списке. Тем не менее нужно быть последовательным в своих действиях. Поймите, в нашей стране идет террор, люди живут в неопределенности. Вот почему мы все не должны останавливаться на полпути.

Но эффективны ли вообще все эти санкции?

Конечно. Люди очень не хотят попасть в санкционный список. Потому что тогда замораживаются их счета и ограничивается их свобода передвижения. Но санкционные списки могли бы быть еще более эффективными, если бы они касались не только высокопоставленных чиновников, но и таких людей, как судьи и обычные милиционеры, которые ходят от дома к дому. Вот тогда они подумают десять раз, прежде чем что-то натворить.

Экономические санкции также очень важны. В 2012 году Швейцария ввела санкции в отношении 32 (белорусских) компаний. А сегодня, когда репрессии затрагивают массы людей, когда так много людей было брошено в тюрьму? Ни одна компания в Швейцарии не санкционирована. И это кажется немного странным.

Швейцарский Федеральный совет (правительство) встречаться с вами не будет. Почему?

Вашей стороне не удалось организовать встречу.

А что могут сделать для Беларуси самые обычные швейцарцы?

Поддержать гражданское общество. Или внести деньги в какой-то фонд помощи. Потому что существует большое количество жертв репрессий, людей, которые были уволены или были вынуждены покинуть страну. Но самое простое — это написать письмо политзаключенному. Это займет пять минут. Но то счастье, которое ты тем самым даришь заключенным, людям, томящимся в четырех темных стенах, стоит любых усилий.

Вы также можете обратиться к вашему правительству, чтобы оно не упускало из виду Беларусь. Кроме того, 25 марта — это наш День Независимости. Если один швейцарец, например, вывесит в этот день на балконе (белорусский) флаг, а сосед заметит и спросит, а что это, то это уже запустит процесс обмена информацией. Потому что мы все-таки достаточно далеки друг от друга, и, к сожалению, люди (в Швейцарии) толком не знают, что происходит в Беларуси.

Впереди у Вас еще долгая и тяжелая борьба. Какова ваша стратегия?

Наша стратегия мало изменилась после выборов: самого разного вида давление на режим внутри Беларуси, давление извне, со стороны других стран, политическое и экономическое давление. С тем чтобы цена сохранения власти стала выше, чем цена переговоров. А через переговоры мы должны добраться до новых выборов. Это наша цель. Давление, диалог и выборы.

В настоящее время репрессии в стране набирают обороты, протесты жестко подавляются. Значит ли это, что режим стабилизировался?

Внешне режим пытается выглядеть уверенным в себе. Но люди понимают, что он шатается и в нем появляются трещины. Внутри системы накопилось давление, никто не чувствует себя в полной безопасности, даже люди внутри системы начинают подозревать всех и друг друга. Номенклатура, министерства — все они блокированы, они не могут работать, они деморализованы. И понятно, что Лукашенко боится окружающих, он никому не доверяет. Все понимают, что имидж сильного лидера он утратил.

Вы призвали к протестам 25 марта. Отзовутся ли люди, пойдут ли за Вами?

Люди чувствуют необходимость выказать свое несогласие. Это вовсе не означает, что они это делают в ответ на мой призыв. Но я поддерживаю людей, которые находят в себе мужество и считают необходимым выйти на улицу. Но есть, разумеется, люди, которые не смогут этого сделать. Значит, они будут сражаться другими способами.

Белорусский писатель Саша Филипенко назвал условия в Беларуси гуманитарной катастрофой. Согласны ли вы с такой оценкой?

Да. Этот режим с помощью дубинок и оружия заставляет людей чувствовать себя абсолютно бесправными. Совершенными ничтожествами. Люди лишены какой-либо самоценности. У них отобраны основные права, право говорить, право работать по своей профессии. Если врач говорит правду о коронавирусе, его трудовое соглашение просто не продлевается. Если блогер скажет правду, то его ждет тюрьма. Конечно же, это гуманитарная катастрофа. Люди вынуждены жить в состоянии беспредела.

То есть репрессии могут затронуть буквально всех и каждого?

Никто от них не защищен. Цель состоит в том, чтобы запугать людей настолько, чтобы они даже перестали думать о протестах. Люди больше не чувствуют себя в безопасности. А те, кто принимал участие в акциях протеста, каждое утро складывают себе в сумки носки, мыло и зубную пасту на случай, если их арестуют.

Интервью на немецком языке провела Юдит Хубер (Judith Huber), оригинал можно прочитать по ссылкеВнешняя ссылка.

End of insertion

Комментарии к этой статье были отключены. Обзор текущих дебатов с нашими журналистами можно найти здесь. Пожалуйста, присоединяйтесь к нам!

Если вы хотите начать разговор на тему, поднятую в этой статье, или хотите сообщить о фактических ошибках, напишите нам по адресу russian@swissinfo.ch.

Поделиться этой историей

Примите участие в дискуссии

Имея учетную запись SWI, вы имеете возможность своими комментариями на сайте вносить свой личный вклад в нашу журналистскую работу.

Войдите или зарегистрируйтесь здесь.