Навигация

Навигация по ссылкам

Основной функционал

Общество и политика Четверть века запрету расизма в Швейцарии с точки зрения свободы слова

Plakat 'UNO-Maulkorb Nein' aus der Abstimmungskampagne 1994

«Не дадим ООН заткнуть нам рот». Такими лозунгами и плакатами противники новой тогда антирасистской правовой нормы агитировали за свою точку зрения. На референдуме 25 сентября 1994 года, однако, народ эту норму одобрил.

(Keystone)

Ровно 25 лет назад на референдуме 25 сентября 1994 года народ Швейцарии большинством в 55% одобрил введение так называемой «антирасистской правовой нормыВнешняя ссылка», в соответствии с которой любые проявления расизма, ксенофобии и расистски мотивированного экстремизма, а также преследования и дискриминация по религиозно-этническим признакам были запрещены на законодательном уровне. В 2018 году в этот список была еще добавлена сексуальная ориентация.

В результате в стране вновь вспыхнула старая дискуссия о том, что такое свобода слова и где проходят её границы. Не менее напряженными дискуссии на эту темы были и 25 лет назад. Сторонники запрета мотивировали свою позицию стремлением поставить заслон на пути всех антигуманных проявлений расизма и ксенофобии: противники опасались, что диктатура политической корректности поставит крест на свободе мнений и слова, с учетом того, что запрещены с тех пор в Швейцарии и любые высказывания, отрицающие или принижающие значение признанных фактов геноцида.

В 2018 году швейцарский парламент распространил «антирасистскую норму» еще и на сексуальную ориентацию, запретив, соответственно, преследования или дискриминацию на основании этого фактора. Такое решение не прошло незамеченным, вновь подлив масла в огонь старой дискуссии: мол, что, теперь за анекдот про гомосексуалов теперь можно угодить в тюрьму?

Консервативно-клерикальные круги и политические партии правого спектра, прежде всего Швейцарская народная партия (Schweizerischen Volkspartei – SVP), обладающая в Швейцарии самой большой электоральной поддержкой, были в первых рядах критиков такого решения депутатов. Что же получается: за 25 лет в Швейцарии ничего не изменилось?

Год 1989-й: неонацисты на марше

Для этого нужно вернуться немного назад в историю и посмотреть, как тогда, четверть века назад, в Швейцарии возникла сама идея запретить расизм. Кто выступал за этот запрет, кто против и почему? А ведь началось всё... с телевидения. В августе 1989 года во время ток-шоу на швейцарском телеканале SRF представитель швейцарского праворадикального движения «Патриотический фронт» плюнул в сторону чернокожей женщины. В мае того же года в Цюрихе неонацисты устроили настоящую травлю членов местной тамильской диаспоры. Еще шестью месяцами ранее скинхеды атаковали Центр приема и размещения беженцев.

Schweizer Neonazis machen 1989 auf dem Rütli vor einem brennenden Kreuz den Hitlergruss

Страну шокировал этот снимок правых радикалов, близких к неонацистским кругам, сделанный на историческом лугу Рютли и опубликованный в бульварной газете Blick. 

(PD/Limmatverlag)

Экстремисты всех мастей, правые в том числе, чувствовали тогда себя в Швейцарии весьма вольготно. В ноябре 1989 года всю страну шокировал снимок правых радикалов, близких к неонацистским кругам, сделанный на историческом лугу Рютли и опубликованный в бульварной газете Blick. Они были одеты в стиле «швейцарских клановцев» и демонстрировали гитлеровское приветствие. Нападениям подвергались как центры размещения беженцев, так и представители враждующих и во многом конкурирующих левоэкстремистских группировок.

Нужен закон

В результате со стороны политиков левой и либерально-центристской ориентации все громче начали раздаваться требования о соответствующем правовом урегулировании, так как тут, по их мнению, явно существовала правовая лакуна. В частности, они требовали присоединения Швейцарии к «Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации» (ICERDВнешняя ссылка), конвенции ООН, принятой Генеральной Ассамблеей 21 декабря 1965 года и вступившей в силу 4 января 1969 года.

Швейцария в принципе и сама готовилась уже присоединиться к ней, но все как-то, что называется, руки не доходили, хотя поводы и причины ускорения этой процедуры возникали в стране постоянно. Одно из возможных объяснений заключалось в том, что Швейцария долгое время пыталась реагировать на правую пропаганду в духе «Конфедерация не вынесет наплыва иностранной рабочей силы и станет чужой сама для себя» чисто экономическими средствами и мерами. Ими политическое руководство старалось противодействовать запущенному в 1970-е годы целому ряду народных законодательных инициатив «Против засилья чужестранцев» (Überfremdungsinitiativen, или «Инициативы Шварценбаха).

Однако такие левые и даже крайне левые структуры, как движение Mitenand («Мы все вместе»), а также «Фонд против расизма и антисемитизма» (Stiftung gegen Rassismus und AntisemitismusВнешняя ссылка) требовали прекратить рассматривать гастарбайтеров с чисто экономических позиций, признав за ними право на полноценное человеческое достоинство. Одновременно тогда же (ничто не ново под луною!) вопрос миграции и предоставления убежища стал поводом для громких политических кампаний как с правого, так и с левого флангов.

Религия и общество Как общество Швейцарии относится к евреям и мусульманам?

Правда ли, что евреи и мусульмане подвергаются в Швейцарии по меньшей мере бытовой дискриминации? Мы попытались разобраться!

На этом фоне некоммерческая организация Asylkoordination Schweiz направила на адрес федерального правительства петицию, в которой содержалось требование запретить открыто оскорблять и дискриминировать в общественных местах определенные группы и слои общества. Общественное давление заметно ускорило разработку соответствующего законопроекта. 

Изначальный скепсис, который высказывался, в частности, партией швейцарских либералов (Freisinnig-Demokratischen Partei / FDP.Die Liberalen, правый центр), быстро исчез, уступив место осознанию того факта, что введение в законодательство антирасистских норм давно назрело и даже «перезрело». Крайне правые круги протестовали против разработки «Закона против белых людей», но их мнение сколько-нибудь значительной поддержки в обществе не имело.

Опять теории еврейского заговора

Закон в итоге был принят и сто дней, которые отводятся на вынос в Швейцарии любого закона на референдум уже почти прошли, как общественное объединение Aktion für freie Meinungsäusserung — gegen UNO-Bevormundung («Акция за свободу мнений — против поучений со стороны ООН») все-таки успела собрать 50 тыс. подписей и организовать референдум. За спиной этого общества стояли отдельные члены Швейцарской народной партии (SVP) и партии Либералов (FDP), действовавшие вразрез с «линией» своей партийной организации.

Самой заметной фигурой был предприниматель Эмиль Рам (Emil Rahm, SVP), который считал, что антирасистская норма ограничит его свободу мнений и свободу писать и говорить что угодно. Будучи владельцем винодельческого хозяйства в кантоне Шаффхаузен, он постоянно распространял самые завиральные теории заговоров, включая теорию о всемирном еврейской заговоре. Следует указать еще и вот на что.

До 1994 года Швейцария была любимым среди ультраправых местом их сборищ. Одно из швейцарских правых издательств даже рекламировало себя при помощи лозунга «У нас нет запретных книг»! В реальности издательство издавало и рассылало прежде всего тексты тех, кто, например, отрицал Холокост или видел источник вех несчастий современного мира в пресловутом «еврейском заговоре». Вступление в силу новой «антирасистской нормы» поставило на таком бизнесе жирный крест.

Политика и урбанистика Должна ли городская топонимика быть политически корректной?

Как быть, если человек, именем которого названа улица, в прошлом разделял убеждения, которые сегодня считаются недопустимыми и неуместными?

В итоге от «Акции за свободу мнений — против поучений со стороны ООН» начали дистанцироваться даже консервативные партии в лице SVP и FDP: с теми, кто опять «разогревал еврейский вопрос», дела никто иметь не хотел. Такого же мнения придерживался даже видный тогда «народник» Ульрих Шлюер (Ulrich Schlüer), который в 1970-х годах активно поддерживал «инициативы Шварценбаха».

Защита свободы мнений?

Позже возникли еще два инициативных комитета, которые критиковали новую норму уже не с праворадикальных, а с либеральных позиций — защитников свободы мнения. Они считали, что антирасистская норма станет инструментом в руках «определенных наций» (имелись в виду, разумеется, евреи), с помощью которого они будут насаждать выгодный им «режим цензуры мнений и суждений», и что антирасизм, особенно после 1989 года, занял место канувшего в лету коммунизма.

При этом речь шла, на самом деле, о совсем другом: правые партии, строившие свою политику на критике миграции, опасались, что новое антирасистское законодательство просто свяжет им руки. Однако союз противников миграции и старых антисемитов не имел будущего: на референдуме 1994 года новые законодательные положения получили пусть и небольшое, но большинство в 54,6%. Этот закон подвергается атакам и сегодня, так что даже Швейцарская федеральная антирасистская комиссия (Eidgenössische Kommission gegen Rassismus — EKR) вынуждена была вмешаться и уточнитьВнешняя ссылка свою позицию на предмет того, что можно говорить открыто и что нельзя.

Стало ясно, что за анекдоты сажать пока не будут и атмосфера несколько разрядилась. Как действует антирасистская норма сейчас? Следует отметить, что по факту суды в Швейцарии очень неохотно и редко осуждают по соответствующим статьям УК. Число приговоров остается минимальным.

Neuer Inhalt

Horizontal Line


Teaser Instagram

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!

Присоединяйтесь к нам в Инстаграме!=

subscription form

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта

Подпишитесь на наш бюллетень новостей и получайте регулярно на свой электронный адрес самые интересные статьи нашего сайта