Пенсионные накопления — тайное сокровище швейцарцев

Швейцарская пенсионная система пока позволяет адекватно реагировать на вызовы и угрозы современности. Keystone

Введение в 1985 году обязательных трудовых накопительных пенсионных отчислений («Berufliche Vorsorge» — «BVG») стало для работающих граждан Швейцарии событием огромного экономического и социального значения. Эти отчисления составляют накопительный капитал, которым управляют пенсионные фонды и страховые компании. На сегодняшний день его совокупный объем уже намного превысил валовый внутренний продукт Швейцарии и даже резервы Швейцарского национального (центрального) банка (SNB).

Армандо Момбелли ( Армандо Момбелли)

Вместе с государственным страхованием по старости и потере кормильца (AHV, т.н. «первая опора») система трудовой накопительной пенсии (BVG, т.н. «вторая опора», о том, как устроена пенсионная система Швейцарии подробнее читайте здесь) направлена на поддержание привычного уровня жизни даже после выхода на пенсию, а также на случай вдовства или инвалидности.

Сегодня отчисления в пенсионные фонды и страховые компании по линии «второй опоры» осуществляют порядка 4,1 млн работающих жителей Швейцарии, получают же пенсионные выплаты по трудовой накопительной схеме на данный момент более 1,1 миллиона человек. За последнее десятилетие «вторая опора» («zweite Säule» / «deuxième pillier») превратилась в Швейцарии в весьма заметный экономический фактор. Судите сами: по состоянию на 2016 год впервые за всю их историю фонды «второй опоры» в совокупности превысили сумму в 1 000 миллиардов франков или 1 триллион, дойдя до уровня в 1 029 миллиардов франков.

Порядка 80% этого капитала находится в управлении у пенсионных фондов, остальные 20% — доверены страховым компаниям. Для сравнения: резервы Швейцарского национального (центрального) банка, — даже с учетом того факта, что за последние годы они значительно выросли благодаря усилиям банка по противодействию укреплению швейцарского франка, — на конец 2016 года составляли «всего лишь» 690 миллиардов швейцарских франков. А валовой внутренний продукт Швейцарии (ВВП) в прошлом 2016 году составлял сумму в «всего лишь» 658 миллиардов франков.

На фоне этих цифр бюджет государственной пенсии по старости (AHV) смотрится бедным родственником, не дотягивая даже до 44 млрд франков. И это при том, что система государственного пенсионного страхования играет даже еще более важную социальную роль, нежели «вторая опора». В настоящее время она на целых 40% обеспечивает средние доходы пенсионеров, подходящих под определение среднего класса (подробнее о том, кто относится в Швейцарии к среднему классу, читайте здесь), в то время, как трудовая накопительная часть пенсии (BGV) обеспечивает всего лишь 20%.


Этот, на первый взгляд, парадокс объясняется очень просто: первая опора (AHV) построена на принципе перераспределения средств, то есть взносы сотрудников и (на паритетных началах) их работодателей прямым путем направляются в карманы пенсионеров. А вот «вторая опора» (BVG) базируется на качественно ином принципе получения прибыли на вложенный капитал. Это значит, что накопленные по линии «второй опоры» средства сначала инвестируются, а вот уже полученная прибыль и направляется на выплату пенсий, которые рассчитываются для каждого застрахованного индивидуально.

В среднем один застрахованный в Швейцарии работающий гражданин имеет у себя на пенсионном счету до 100 тыс. швейцарских франков, которые к моменту выхода на пенсию могут вырасти до 300 тыс. Это громадный капитал, который собственно и является едва ли не главным фактором возникновения феномена, который во всем мире принято называть «Состоятельная Швейцария». И тем не менее, наступили трудные времена. Финансовые рынки не приносят былых прибылей на вложенный капитал, общество стареет, продолжительность жизни людей при этом растет. Назрела реформа. Но как подступиться к ней, с какого бока? 

В последние годы в поисках ответа на этот вопрос в Швейцарии было пролито море чернил и сломаны горы копий. Левые считают приоритетом «первую опору», государственную пенсию по старости, призывая государство начать вкладывать в нее больше средств, которые, как мы помним, сразу же отправляются в карман пенсионеров. Правые больше волнуются за судьбу трудовых накопительных отчислений по линии «BGV», призывая делать ставку на самостоятельного гражданина, который, в условиях либерального экономического порядка, может и должен сам, своим трудом, обеспечивать свою пенсию.

Швейцарская же пенсионная система базируется на обеих «опорах» (есть еще и «третья» опора, но она является сугубо добровольной и в данном контексте мы ее не рассматриваем). Комбинируя сильные стороны обеих «опор», она позволяет адекватно реагировать на уже упомянутые вызовы и угрозы (старение населения, падение степени прибыльности глобальных финансовых рынков). И именно поэтому пенсионная реформа, по которой проголосуют швейцарцы на референдуме в воскресенье 24 сентября 2017 года, затронет, так или иначе, обе эти «опоры». Каковы же основные пункты этой реформы? Читайте в материале ниже.

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу community-feedback@swissinfo.ch Приносим извинения за доставленные неудобства.

Поделиться этой историей