Navigation

Внешняя политика

Насколько Швейцария нейтральна на самом деле?

Война России против Украины ставит Швейцарию в затруднительное положение: так что там у гельветов? Нейтральны они или нет? Конечно нет, они же теперь тоже санкции применяют. Конечно да, Швейцария не разрешает поставлять в Украину свои бронемашины и боеприпасы. Кто прав? Так или иначе, нейтралитет в Швейцарии и сейчас рассматривается как рецепт мира и процветания, тогда как за рубежом он все чаще воспринимается как выражение оппортунизма и своекорыстия, мол, Швейцарию если что и интересует, так только деньги. Разберемся?

Этот контент был опубликован 02 июня 2022 года - 10:18
Филип Шауфельбергер (иллюстрация)

Война России против Украины подлила нового масла в огонь старых дебатов о нейтралитете Швейцарии. Многие говорят, особенно за пределами страны, что Швейцария отказалась от своего нейтралитета, присоединившись к санкциям против России. Но с точки зрения международного права, однако, введение чисто экономических санкций является легитимным и беспроблемным шагом, коль скоро речь не идет о занятии конкретной позиции в контексте вооруженного конфликта.

Дебаты о том, что есть нейтралитет и какова сфера его применения, привели в Швейцарии к формированию двух противостоящих лагерей. С одной стороны, это консервативный лагерь в лице Швейцарской народной партии (SVP), которая требует от страны придерживаться строгого, буквалистски трактуемого нейтралитета. Партия планирует запустить народную законодательную инициативу, которая будет вынесена на референдум. Текст инициативы содержит предложение вписать всеобъемлющий нейтралитет в конституцию страны. Как ни странно, до сих пор этого не произошло.

С другой стороны, существует леволиберальный лагерь плюс крайне-левое пацифистское идеалистическое крыло. К нему примыкает и большинство партий, формирующих кабмин, Федеральный совет. Этот лагерь настаивает на «активном нейтралитете». Это понятие было уже довольно давно сформулировано тогдашней Мининдел социалисткой Мишлин Кальми-Ре.

И вот теперь последовал апдейт: в конце мая 2022 года президент Швейцарии в 2022 году Иньяцио Кассис предложил на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ) в Давосе понятие «кооперационного нейтралитета». Оно прозвучало в ответ на вопрос о том, можно ли оставаться нейтральным перед лицом такой агрессивной войны? Но что это такое? Правительство Швейцарии должно скоро представить свое послание парламенту, в котором оно обещает показать «возможное дальнейшее направление развития понимания нейтралитета Швейцарии».

Швейцария уже давно не является «классически нейтральной».

Все течет, все изменяется. Изменяется швейцарская прямая демократия, от голосования на площади к голосованию посредством избирательной урны. Меняется и швейцарский нейтралитет, который прошел в своем развитии как минимум три фазы: сначала как способ ведения внутренней политики враждующих кантонов, потом, после Венского конгресса 1815 года, как концепция окопавшегося в Альпах хранителя стратегических перевалов, а затем, начиная примерно со Второй мировой войны, как участник все более сложного и многоаспектного комплекса мирохозяйственных и политико-дипломатических отношений.

Это движение не уникально, Швейцария — как и большинство нейтральных государств — проделывает именно эту эволюцию, отходя от традиционной (банально понимаемой широкой публикой) концепции нейтралитета к более сложному конструкту. Цезурой стал момент вступления страны в ООН в 2002 году. С тех пор Швейцария должна реализовывать санкции, введенные ООН.

В самой Швейцарии к данному моменту создан целый комплекс договорно-правовых документов, регулирующих характер политики нейтралитета и соответствующую правоприменительную практику. Берн исходит, в частности, из того, что нейтралитет не распространяется на участие в военных миссиях ООН, потому что, в конце концов, Совет Безопасности ООН «стремится хранить мир во всем мире», а это как раз в смысле и в интересах и самой Швейцарии.

А вот австрийский эксперт по международному праву Петер Хильпольд (Peter Hilpold) из Университета Инсбрука, напротив, говорит, что нейтралитет в классическом смысле вряд ли совместим с членством в ООН и тем более с членством в ЕС. По словам еще одного эксперта по международному праву Элизабет Хоффбергер-Пиппан (Elisabeth Hoffberger-Pippan) из Немецкого института международных отношений и безопасности (Institut für Internationale Politik und Sicherheit) в Берлине, широкая публика иногда просто не осознает, что, например, членство в ЕС или ООН по факту ведет к эрозии принципов нейтралитета.

«Швейцария часто в прошлом бывала совершенно не-нейтральной», — говорит Стефани Вальтер (Stefanie Walter), профессор международных отношений и политической экономии Университета Цюриха. «Во время холодной войны например Швейцария явно была на стороне Запада. И у нее также есть своя позиция по правам человека». Вот и сейчас: после начала российской агрессии в Украине Швейцария немедленно осудила это нападение как акт, противоречащий международному праву.

Но что вообще означает нейтралитет?

Вернемся к началу 19 века. Когда на Венском конгрессе державы-победительницы Наполеона, представлявшие собой консервативный монархический Священный Альянс, предоставили Швейцарии по настоянию царя Александра и его воспитателя Лагарпа статус «вечного вооруженного нейтралитета», предполагалось, что Швейцария не будет принимать участие в конфликтах и не будет поставлять странам Европы военных наемников; в обмен на это на ее территории больше не будет вестись никаких войн и не будут образовываться разные «народные республики» в духе унитарной Гельветической республики.

Конкретно здесь с тех пор мало что изменилось. Законодательство Швейцарии, регулирующее политику и практику нейтралитета, и сегодня обязывает Конфедерацию не участвовать в войнах ни прямо, ни косвенно. Будучи нейтральным государством Швейцария должна относиться к воюющим сторонам одинаково, т.е. она не может, в частности, разрешать пролеты авиации этих стран через свое воздушное пространство или же поставлять вооружения и боеприпасы одной из сторон конфликта даже через третьи страны. А если уж и поставлять, то тогда всем сторонам конфликта в равной степени.

В последние месяцы Швейцария именно поэтому запретила полеты самолетов стран-членов НАТО через свое воздушное пространство, в том числе и потому, что этими воздушными судами производилась поставка вооружений Украине. Берн также отказался разрешить Германии и Дании передать Украине произведенные в Швейцарии боеприпасы к самоходным зенитным установкам и многоцелевые колесные боевые машины пехоты. В настоящее время за рубежом на Швейцарию оказывается давление с целью заставить ее отказаться от этой жесткой позиции.

Нейтралитет является не только юридическим понятием, но еще и тем самыми имиджем, который для Швейцарии «всё». Нейтралитет является визитной карточкой Швейцарии, это то самое понятие, которое автоматически возникает в широком общественном сознании при упоминании Швейцарии (наряду с банками и шоколадом). Многие говорят, что страна должна беречь этот имиджевый конструкт как зеницу ока, коль скоро он является одним из несущих оснований швейцарской «мягкой силы».

Вступление в НАТО исключено

В мирное время Швейцарии как нейтральному государству не разрешается, в частности, вступать в военные альянсы, например, такой, как оборонный альянс НАТО. Причина проста и очевидна: Ст.5 Устава НАТО, которая предусматривает обязательство всех членов НАТО приходить на помощь тому из участников Альянса, кто стал жертвой агрессии. Однако такие традиционно нейтральные государства, как Швеция и Финляндия, уже пересматривают свои позиции: война против Украины стала для них поводом подать заявки о вступлении в НАТО, что юридически равносильно отказу от нейтралитета.

Для Швейцарии, с другой стороны, вступление в НАТО не может быть реальной опцией, даже несмотря на резкую историческую цезуру, каковой стала война в Украине. С другой стороны, она все равно пользуется натовским защитным зонтиком просто исходя из своего географического положения: она ведь со всех сторон окружена странами НАТО, а потому она в гораздо меньшей степени подвержена риску стать жертвой вторжения по украинскому сценарию. У Швеции и Финляндии такого географического козыря нет.

Тем не менее Швейцария и НАТО намерены в будущем углублять и расширять свое сотрудничество, о чем договорились министр обороны Швейцарии Виола Амхерд и генеральный секретарь НАТО Й. Столтенберг на последнем ВЭФ в Давосе в мае 2022 года. Согласно опросам общественного мнения такой курс находит одобрение в населении Швейцарии, которое, с другой стороны, подавляющим большинством поддерживает политику нейтралитета и по-прежнему скептически относится к прямому вступлению в НАТО.

Более тесное сотрудничество ни в коем случае не является каким-то качественным разрывом с прошлым, поскольку Швейцария уже много лет системно стремится к более тесному военному сотрудничеству с соседними странами и с НАТО в частности, особенно в области обучения военнослужащих и противодействия киберпреступности. И конечно, если на Швейцарию нападут, то тогда она вполне сможет защищаться вместе с другими членами НАТО от агрессии; нейтралитет в данном случае прекратит действовать.

Таким образом, тактические соображения Швейцарии заключается в следующем: поскольку она находится в центре Европы, то маловероятно, что военная агрессия будет направлена только против нее одной. Гораздо более вероятно, что подвергнутся одновременному нападению и будут защищаться вместе сразу несколько европейских стран. Но такая стратегия реализуема только в том случае, если Швейцария обеспечит себе «НАТО-совместимость» в области стандартов ведения боевых действий, коммуникации, управления войсками и систем вооружений. Именно в этом контексте эксперты и рассматривают решение Швейцарии купить себе истребитель F-35 от американского производителя Lockheed-Martin с целью сделать его стандартной машиной, стоящей на вооружении отечественных ВВС.

Швейцария также намерена значительно увеличить свой армейский бюджет, хотя от норм НАТО (на цели обороны должны тратится 2% от ВВП) она еще очень далеко. Тем самым Швейцария по факту пользуется преимуществами защитного зонтика НАТО, не неся при этом адекватного финансового бремени.

Швейцария только выигрывает от нейтралитета

В целом нейтралитет действительно приносит Швейцарии немалую пользу. Это может звучать парадоксально, но именно нейтралитет является важным стимулом для форсированного развития военно-технического сотрудничества с зарубежными странами. В мире есть много стран, которые не хотят покупать вооружения у США или России, предпочитая продукцию ВПК нейтралов.

Нейтралитет позволяет Швейцарии убедительно позиционировать себя в качестве посредника и площадки для переговоров. В отличие от Ирландии, Австрии и Швеции Швейцария еще и не является членом Европейского союза, и это еще одна причина, по которой Швейцария воспринимается как более нейтральная страна, чем другие «нейтралы».

Что касается войны против Украины, то пока у Швейцарии не очень получается играть роль посредника. В настоящее время ставится вопрос о том, сможет ли Швейцария взять на себя полномочия по защите интересов Украины и представлять интересы Киева в Москве, как это она уже делает в отношении Грузии. Важным событием в этом смысле станет запланированная на июль 2022 года в Лугано Конференция по восстановлению Украины. Ситуация и тут непроста, ведь тем самым Берн начинает напрямую конкурировать с ЕС, который сам претендует тут на роль лидера.

Статья в этом материале

В соответствии со стандартами JTI

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Поделиться этой историей

Изменить пароль

Вы действительно хотите удалить Ваш аккаунт?